Эндорфины и энкефалины

Нейропептиды

Нейропептиды (эндогенные опиоиды, энкефалины) представляют собой так называемую третью группу высокоактивных медиаторов. Они широко представлены в ЦНС, особенно в задних рогах спинного мозга, базальных ганглиях и вегетативной нервной системе. Синтез и высвобождение нейропептидов происходит в разных участках нейрона.

Пептиды синтезируются в рибосомах, расположенных в теле нейрона, а не в аксонах-нервных терминалях. После синтеза они упаковываются в крупные плотные пузырьки в аппарате Гольджи, затем медленно переносятся в терминаль с помощью аксонного транспорта, также медленно они оставляют синапс.

Гонгломераты пептидов в виде крупных белков предшественников, часто содержат последовательности нескольких биологически активных пептидов (Mains R., Eipper B., 1999). Низкомолекулярные медиаторы (ацетилхолин, дофамин и др.), образующиеся внутри аксонных окончаний, напротив, синтезируются быстро, а их количество в синапсе оперативно контролируется структурами нервного терминаля.

Для выявления влияния нейромедиаторов на развитие шизофрении необходимо проводить лабораторные обследования пациентов

Количество пептида, доступное для выделения, ограничено его количеством в терминале. Однако связывание пептидов с рецепторами происходит при более низких концентрациях, чем связывание низкомолекулярных медиаторов, таких, например, как ацетилхолин. Рецепторы нейропептидов, как и другие метаботропные рецепторы, действуют через внутриклеточные пути, обеспечивающие значительное усиление сигналов, поэтому для достижения эффекта на постсинаптические рецепторы требуется небольшое количество молекул пептида. Потребность в необходимом для высвобождения количестве нейропептида может быть обеспечена транспортом молекул из тела клетки.

Нейропептиды могут модулировать действие классических медиаторов. Так, в частности, действие катехоламинов часто модулируется нейропептидами — эндогенными опиоидами эндорфинов, которые способны изменять дофаминергическую трансмиссию.

Нейропептиды

  • Снижают интенсивность болевых ощущений
  • Модулируют настроение
  • Влияют на уровень стресса
  • Принимают участие в механизме формирования зависимости от психоактивных веществ
  • Играют значимую роль в процессах оперантного научения (позитивное подкрепление)
  • Облегчают выделение гормонов гипофиза, участвуют в регуляции его активности
  • Вовлечены в патогенетические механизмы развития патологии базальных ганглиев
  • Регулирует цикл сон — бодрствование
  • Влияет на большинство биологических ритмов
  • Изменяет болевые ощущения (трансмиссия передачи болевых импульсов)
  • Влияет на двигательную активность
  • Модулирует настроение
  • Усиливает выделение интестинальных гормонов
  • Влияет на чувство голода
  • Принимает участие в патогенезе тревоги и панических атак

Поскольку изменение пептидергических систем отмечено при шизофрении, была высказана гипотеза, согласно которой первичным при шизофрении следует считать нарушение функционирования эндорфинов (синтезараспада), которые в дальнейшем опосредованно влияют на дофаминергические синапсы, приводя к торможению дофаминергической передачи.

Дофаминергические окончания включают в себя и другие нейропептиды, обладающие модулирующим эффектом. Это пептиды, тормозящие дофаминергическую передачу, — холицистокинин-8 и (в меньшей степени) соматостатин. Возможностью активировать трансмиссию обладает вазоинтенстинальный пептид, в то время как нейропептид Y может активировать норадренергическую передачу.

В гиппокампе мозга больных шизофренией обнаружено снижение концентрации холицистокинина-8 и соматостатина, а в миндалине уменьшено содержание холисцистокинина-8, мет — энкефалина и вещества Р, повышен уровень нейропептида Y.

Исследования показали, что эндорфины и дезтирозил — эндорфины, холицистокинин-8, близкий к последнему пептид церулин обладают нейролептическим эффектом. Эти соединения могут быть использованы в комплексном лечении больных шизофренией.

Перспективны попытки использования для терапии шизофрении синтетических антагонистов производного холицистокинина-8-С-концевого тетрапептида (холицистокинин-4), влияющих на те дофаминергические нейроны, от активности которых зависит состояние тревоги.

Не вызывает сомнения, что в генезе шизофрении принимают участие различные нейротрансмиттеры. В настоящее время большинство ученых, хотя и медленно, отходят от исключительной концентрации внимания лишь на нарушении активности дофаминергических нейронов при этом заболевании. Изучаются искаженные взаимодействия между системами нейромедиаторов, при этом в центре внимания по-прежнему остаются дофамин, серотонин и глутамат.

Нейромедиаторы, часть третья: опиоидные пептиды

В первых двух текстах «Атлас» рассказал о медиаторах-моноаминах и их помощниках тормозных и стимулирующих нейромедиаторах. В этот раз речь пойдет о маленьких хитрых молекулах пептидах, которые играют важную роль в жизни организма — приносят радость и облегчают боль.

Что за пептиды такие

Пептиды — это маленькие молекулы, которые состоят из нескольких остатков аминокислот. Размер — единственное, что отличает пептид от белка: как только число остатков достигает 50, полипептид начинают называть белком. Пептиды синтезируются в разных тканях организма. У каждого пептида есть свой прекурсор — белок—предшественник, из которого в процессе гидролиза (расщепления) и получается пептид.

Основная функция пептидов — передача информации между клетками. Организм активно использует пептиды для самых разных нужд — для защиты от токсинов и бактерий (пептиды сейчас один из самых перспективных антибиотиков), регенерации клеток, регуляции аппетита, обезболивания — и этот список можно дополнять бесконечно. Одним словом, пептиды — это тысячи неутомимых менеджеров проектов, без которых ничего не работает.

Опиоидные пептиды

Это группа пептидов, которые взаимодействуют с опиоидными рецепторами. К ним относятся знаменитые эндорфины, а также энкефалины и динорфины.

Читайте также:
Радионуклидное сканирование

Название «эндорфины» происходит от словосочетания «эндогенные морфины» — синтезируемые самим организмом морфины. Они блокируют передачу импульсов боли и влияют на эмоциональное состояние человека. Считается, что высокая концентрация эндорфинов вызывает чувство эйфории, но на формирование этого состояния влияют и другие нейромедиаторы.

Мозг увеличивает производство эндорфинов в ответ на боль, хотя есть и другие способы поднять их концентрацию. Один из них — бег на длинные дистанции (именно эндорфины вызывают «эйфорию бегуна»); другой — много смеяться, и желательно в хорошей компании. Также помогут любимая музыка и танцы.

Существует несколько видов эндорфинов. Альфа-эндорфины влияют на эмоции и двигательную активность. Гамма-эндорфины, наоборот, снижают эмоциональную активность. Бета-эндорфины — самый активный агент взаимодействия с опиоидными рецепторами, они отвечают за обезболивание и активацию системы вознаграждения. Бета-эндорфины первыми реагируют на воспалительные процессы.

Энкефалины и динорфины по строению и действию во многом схожи с эндорфинами, только происходят от других прекурсоров и по-другому взаимодействуют с опиоидными рецепторами. По данным исследований, эффективность динорфина как обезболивающего в 6 раз превышает эффективность морфина.

Опиоидные рецепторы

Существует четыре вида опиоидных рецепторов — мю, дельта, каппа и рецептор ноцисептина. Мю-рецепторы кодируются геном OPRM1 и контролируют процесс обезболивания и взаимодействие с дофаминовой системой вознаграждения. Потому с этими рецепторами связан интерес к еде, процесс обучения и формирование социальных привязанностей. Мутации в гене ассоциированы с формированием зависимости от никотина, кокаина и алкоголя. Мю-рецепторы взаимодействуют с бета-эндорфинами и энкефалинами.

Дельта-рецепторы также взаимодействуют с эндорфинами и энкефалинами, но в меньшей степени влияют на систему вознаграждения, чем мю-рецепторы. Каппа-рецепторы отличаются по своему действию: кроме обезболивания, они связаны с торможением двигательной активности и негативными вознаграждением — чувством дискомфорта в ответ на определенные действия человека. Мутации в гене рецептора OPRK1 также связаны с алкогольной и опиоидной зависимостью.

«Чувствительный» ноцисептин

Пептид ноцисептин и его рецептор были открыты совсем недавно. Они действуют противоположным по сравнению с другими опиоидными рецепторами образом — не обезболивают, а наоборот, повышают чувствительность к боли. Поэтому для обезболивания нужно не стимулировать рецептор NOP, а наоборот, блокировать его работу. Таким образом ингибитор ноцисептина может стать потенциальным обезболивающим, которое не вызывает привыкания.

Агонисты опиоидных рецепторов

Самые известные стимуляторы опиоидных рецепторов — морфин, героин, кодеин и лоперамид. Последний входит в состав средства от диареи: он не проходит гематоэнцефалический барьер, поэтому он не влияет на мозг, и его эффект касается только клеток кишечника.

Вместе с рассказом об опиоидных рецепторах мы заканчиваем тему нейромедиаторов. Мы успели обсудить не все активные вещества: например, в первой части мы пропустили нейромедиатор группы моноаминов, чрезмерная активность которого может изрядно испортить жизнь. Чтобы не возвращаться к этой теме, мы даем вам домашнее задание: узнать о каком медиаторе идет речь и как он работает.

Все кто не будет лениться и сделает домашнее задание, могут звонить в клинику «Атлас» и использовать ответ в качестве промокода на скидку 10% на приём аллерголога-иммунолога. Самое время сделать это осенью.

Роль эндорфинов в системе саморегуляции организма

Роль эндорфинов в системе саморегуляции организма

Почему современный человек все реже испытывает чувство удовлетворения, счастья и все больше болеет?

Отчего депрессия стала одним из самых распространенных недугов нашего времени, потащив за собой рост алкоголизма и наркомании? Чем вызван огромный рост хронических заболеваний: сердечно-сосудистых, онкологических, сахарного диабета и многих других? Оказывается, целый ряд проблем во многом связан с недостатком гормонов радости – эндорфинов, который ведет к хроническому стрессу и сбоям системы самовосстановления организма. Разумеется, это не единственная причина болезней, но одна из самых важных.

Небольшой экскурс в историю. Ученые, пытаясь понять причины опиумной наркомании, обнаружили в центральной нервной системе и других тканях человека рецепторы, активно реагирующие на морфин. Это вызвало к жизни вопрос о причине их существования. Ответ был найден в 1975 году, когда шотландские эксперты Р.Хьюз и Х.Костерлиц опубликовали сообщение об открытии ими двух небольших молекул – пептидов головного мозга, которые связываются с опиатными рецепторами и являются более сильнодействующими веществами, чем морфины. Назвали эти вещества эндорфинами (сокращение от слов «эндогенный морфин»). Оказывается, наш организм умеет сам вырабатывать наркотики и для обезболивания, и для эйфории. Ученые обнаружили механизм управления организмом, и «центром управления» оказалась опиатная система. Эндорфины вырабатываются в срединных структурах головного мозга (мезодиэнцефальной зоне), а опиатные рецепторы покрывают сетью весь организм. Они есть буквально везде: в разных отделах головного мозга, в спинном мозге, нервных узлах внутренних органов — в сердце, легких, желудке, почках, бронхах, кишечнике и т.д. Вырабатывая и выделяя в кровь эндорфины, «центр управления» посылает таким образом «приказ» соответствующим органам и системам. Те улавливают «приказ» с помощью рецепторов и отчитываются о выполнении. А чтобы приучить все системы быстро и правильно реагировать на «приказы», был создан механизм вознаграждения — эффект эйфории.

Читайте также:
Анализ ПСА - нормы для мужчин по возрасту, расшифровка, значение

Согласно теории эволюции, главная цель любого организма — выживание и размножение, т. е. максимальное увеличение популяции. И опиатная система как «центр управления» организмом стратегически должна придерживаться именно этой цели, сохраняя организм крепким и здоровым. В идеале в каждом организме встроена и система быстрой и четкой мобилизации для выполнения важных задач, и система восстановления и расслабления. Эти здоровые действия организма возможны в условиях слаженной работы всех органов и систем под руководством эндорфинов. Способность организма в автоматическом режиме реагировать на любое внешнее воздействие и адаптироваться к нему получила название «стресс» (от англ. Stress — напряжение).

Функции эндорфинов

  • ускоряют заживление поврежденных тканей, образование костной мозоли при переломах, способствуют восстановлению мышечной массы;
  • контролируют деятельность эндокринных желез;
  • обеспечивают обезболивание;
  • повышают иммунитет и, как следствие, сопротивляемость инфекциям;
  • улучшают работу пищеварительной системы;
  • увеличивают приток крови к органам и тканям, «мобилизуя» их в экстремальных условиях или помогая восстанавливаться в случае повреждения;
  • восстанавливают артериальное давление (после стресса);
  • регулируют формирование эмоций и “спектр восприятия информации”;
  • делают энергичными, целеустремленными;
  • успокаивают;
  • способствуют запоминанию полученной информации и выработки новых моделей поведения, чтобы успешно противостоять ситуациям, угрожающим жизни;
  • «тушат» адреналиновые реакции после прекращения экстремальной ситуации, возвращая к нормальной работе сердечно-легочную систему и другие внутренние органы.

К сожалению, стремительный темп жизни современного человека, хронический стресс, малая подвижность, экологические проблемы и высокая плотность населения, ведущая к распространению и мутации вирусов, приводят к тому, что опиатная система часто выдает ошибки. Организм недополучает привычного для себя уровня эндорфинов и у него развивается эндорфиновое голодание. Нехватка эндорфинов приводит к возникновению болезней и неспособности организма с ними справиться. Ведь эйфория — всего лишь оболочка, а сами эндорфины — это внутренние лекарства, которые контролируют здоровье организма и запускают процесс самовосстановления и самоизлечения.

Рост числа сердечно-сосудистых, онкологических, вирусных, аллергических, аутоиммунных заболеваний, распространенность сахарного диабета, язвенных поражений, депрессий и фобий имеет в своей основе одну и ту же причину – сбой в реакции организма на стресс, т.е. всё это – болезни адаптации. Задача современной медицины — научиться устранять этот «сбой», возвращая измученному стрессом организму его природные возможности саморегуляции.

В результате кропотливой работы ученых, которые изучали возможность стимулировать опиатную систему и заставлять организм вырабатывать бета-эндорфины, способ был найден в 80-х годах прошлого столетия – им оказалось слабое воздействие электрическим током с особыми параметрами на структуры головного мозга. Открытие случайно сделали советские ученые, изучавшие метод обезболивания с помощью электростимуляции головного мозга слабым переменным током. В процессе они обнаружили, что разработанная ими методика имеет еще один плюс: у тяжелых больных с инфарктом миокарда, ожоговых больных, больных с ранами и травмами существенно ускорялся процесс выздоровления, отсутствовали осложнения. Исследования показали, что в крови и спинномозговой жидкости пациентов резко увеличилась концентрация бета-эндорфинов. Дальше методика совершенствовалась уже целенаправленно и нашими учеными, и их зарубежными коллегами.

Результатом стала методика мезодиэнцефальной модуляции – МДМ-терапия, которая открыла принципиально новый подход к оздоровлению организма человека — комплексный. Ведь МДМ лечит не отдельные болезни, а восстанавливает организм в целом, помогая устранить внутренний дисбаланс, ставший причиной заболевания. И делает это на уровне главного «центра управления» организмом – опиатной системы.

Запись на прием к врачу физиотерапевту

Обязательно пройдите консультацию квалифицированного специалиста в области заболеваний в клинике «Семейная».

Эндорфины и энкефалины

* Публикуется по изданию:
Первомайский Э. Б., Кузьминов В. Н. Динамика содержания β-эндорфина, мет- и лей-энкефалина в плазме больных опийной наркоманией в процессе купирования абстинентного синдрома // Биологически активные вещества и регуляция функций мозга: Сборник научных трудов. — Харьков, 1990. — С. 22–24.

Известно, что эффекты морфиноподобных аналгетиков на организм человека обусловлены их взаимодействием с опиатными рецепторами. В настоящее время выделены их эндогенные лиганды пептидной структуры. Важнейшими из них являются β-эндорфин, лей- и мет-энкефалины. Необходимо отметить, что физиологическая роль эндорфинов и энкефалинов до конца не выяснена. Однако предполагается, что эти пептиды участвуют в регуляции экстрапирамидной, лимбической системы и нейроэндокринных функций и, кроме того, модулируют болевые восприятия, обладают эйфоригенными и подкрепляющими свойствами [1]. Очевидно, что зависимость от морфиноподобных препаратов во многом обусловлена изменением функционирования эндогенной опиоидной системы [2]. При этом современные теории абстинентного синдрома сводятся к различным вариантам гомеостатического стресса [3].

Читайте также:
Кровь в кале у взрослого - причины и их лечение

Показано увеличение содержания β-эндорфина в плазме крови при различных стрессовых воздействиях: хирургическом, анестезиологическом стрессе, гипоксии, голодании, электроконвульсивной терапии [4]. Имеются данные об увеличении уровня β-эндорфина в спинномозговой жидкости при проведении транскраниальной электроаналгезии [5], участии β-эндорфина в эффектах акупунктуры. Показано, что внутривенная инфузия β-эндорфина обладает способностью облегчать абстинентный синдром у больных опийной наркоманией.

Несмотря на важность изучения эндогенной опиоидной системы у больных наркоманией, лишь в отдельных работах изучен уровень опиоидных пептидов в биологических жидкостях больных опиоманиями. Так, в работе [6] показано, что у больных героиновой наркоманией с синдромом отмены средней и тяжёлой степени уровень β-эндорфина в плазме и спинномозговой жидкости был выше, а уровень мет-энкефалина в ликворе ниже, чем у здоровых испытуемых. Незначительное количество подобных исследований связано с трудностями определения β-эндорфина, мет- и лей-энкефалинов в биожидкостях в связи с их быстрым ферментативным разложением.

Цель настоящей работы — изучение динамики содержания β-эндорфина, мет- и лей-энкефалинов в плазме крови больных опиоманиями в процессе медикаментозного купирования опийного абстинентного синдрома. Обследовано 20 больных опийной наркоманией II стадии мужского пола в возрасте 20–30 лет. Стаж наркотизации — 4–6 лет. У всех больных была выражена клиническая картина абстинентного синдрома (средняя тяжесть его составляла 30,7±2,1 по шкале Гиммельсбаха). Все больные получали однотипную дезинтоксикационную терапию. В целях коррекции аффективных нарушений всем больным внутривенно капельно вводили амитриптилин (40 мг в сутки). Забор крови производили утром натощак, до лечебных мероприятий. Первую пробу брали на высоте абстинентного синдрома, через 72–80 после отрыва от наркотика, вторую — на 15–17 день отрыва от наркотика. Контрольную группу составляли здоровые мужчины 26–30 лет. Забор крови производили в аналогичных условиях (за исключением проведения терапевтических мероприятий). В работе использовали стандартные наборы фирмы Instar Corporation.

Согласно полученным нами данным, средний уровень β-эндорфина в плазме больных опийной наркоманией был выше, а лей- и мет-энкефалинов ниже, чем в контрольной группе. В процессе купирования опийного абстинентного синдрома происходило дальнейшее увеличение среднего уровня β-эндорфина и уменьшение лей- и мет-энкефалина, при этом наблюдался большой разброс концентраций β-эндорфина в плазме крови в процессе купирования абстинентного синдрома от 9,1 до 18,6 пг/мл. Однако достоверным было лишь различие между концентрацией мет-энкефалина в плазме здоровых и больных опийной наркоманией. Различия в содержании опиоидных нейропептидов на высоте абстинентного синдрома и после острого периода абстиненции также были недостоверны. Обобщённые данные представлены в табл. 1.

Группы испытуемых Количество испытуемых β-эндорфин, пмоль/л Количество испытуемых Мет-энкефалин, пг/мл Лей-энкефалин, пг/мл
Контроль (здоровые) 3 10,66±3,0 3 787±100 468±30
Больные опиоманией
I проба 10 12,70±3,2 1 20 550±180 2 452±90 1
II проба 10 13,20±3,4 1 19 591±150 2 429±140 1

Примечание. Достоверность различия с контролем по критерию Стьюдента: 1 — менее 0,95; 2 — более 0,95.

Был проведён анализ зависимости содержания опиоидных нейропептидов от эффективности проводимых терапевтических мероприятий. Больные были разделены на две группы в зависимости от выраженности остаточных явлений абстинентного синдрома: 1-я — больные с выраженными остаточными явлениями в форме астенодепрессивного синдрома, вегетативных нарушений, бессонницы; 2-я — больные с нерезко выраженным астеническим синдромом. Содержание нейропептидов в плазме крови в зависимости от эффективности купирования абстинентного синдрома представлено в табл. 2.

Группы испытуемых Количество испытуемых β-эндорфин, пмоль/л Количество испытуемых Мет-энкефалин, пг/мл Лей-энкефалин, пг/мл
Контрольная 3 10,66±3,0 3 787±100 465±30
1-я 5 15,72±2,25 2 9 620±170 2 390±110 1
2-я 5 10,16±1,11 1 10 590±120 2 460±160 1

Примечание. Достоверность различия с контролем по критерию Стьюдента: 1 — менее 0,95; 2 — более 0,95.

Уровень β-эндорфина в плазме у больных 1-й группы был достоверно выше, а во 2-й даже несколько ниже, чем в контрольной группе. Концентрация мет- и лей-энкефалинов достоверно не различалась в группах больных.

Полученные данные свидетельствуют о вовлечении эндогенной опиоидной системы в патогенез опийной наркомании. Увеличение содержания β-эндорфина в плазме, вероятно, носит адаптивный характер, о чём свидетельствует дальнейшее его увеличение при неэффективном лечении и снижение содержания после купирования абстинентного синдрома. Изучение динамики концентрации β-эндорфина может использоваться как критерий эффективности лечения больных наркоманиями.

Четыре «гормона» счастья. Разбираемся с эндокринологом, как их получить

Факт: положительные эмоции невозможны без участия гормонов. Стресс, депрессия, тоска и прочие негативные явления зачастую возникают из-за того, что блокируется выработка дофамина, серотонина, окситоцина и эндорфинов. Эндокринолог Ольга Пенкрат объясняет, что нужно делать, чтобы «подстегнуть» выработку «гормонов счастья», и чего избегать, дабы не впасть в депрессию.

Читайте также:
Бактерии в моче - что это значит? Причины и расшифровка результата

Дофамин

Что это?

— Дофамин — биологически активное вещество, которое вырабатывается в мозгу синапсами нейронов и служит для передачи нервных импульсов. Кроме того, участвуя в регуляции сердечно-сосудистой системы, оно синтезируется в надпочечниках, почках и кишечнике. Это одно и то же химическое соединение, однако дофамин, синтезированный вне центральной нервной системы, в головной мозг не попадает и, соответственно, влияния на передачу нервных импульсов не оказывает.

Роль дофамина в организме

  • повышает артериальное давление, частоту и силу сердечных сокращений;
  • расслабляет гладкую мускулатуру желудка и кишечника;
  • увеличивает фильтрацию жидкости, кровоток в почках, ускоряет выделение натрия с мочой.

Как нейромедиатор оказывает влияние на:

  • формирование мотивации;
  • чувство удовольствия;
  • ощущение награды и желания;
  • эмоциональные реакции, сопровождающие двигательную активность.

Выделению дофамина способствует:

  • Достижение цели и даже само предвкушение этого момента. Одни лишь мысли о триумфе вызывают выброс нейромедиатора. Когда же цель достигнута, выработка дофамина снижается.
  • Чувство любви. Вместе с гормоном окситоцином дофамин помогает формировать чувство привязанности, в том числе материнское. Кроме того, он обеспечивает возможность эффективно учиться на своих ошибках, а нехватка дофамина может приводить к игнорированию негативного опыта.
  • Приятные тактильные ощущения. Дофамин естественным образом вырабатывается в больших количествах во время интимной близости.

  • Употребление любимой пищи. У потребление всеми любимого шоколада повышает уровень дофамина. Однако своеобразными «кирпичиками», предшественниками дофамина, служат молекулы аминокислоты тирозина. Чем больше его содержание в продуктах, тем выше шанс получить удовольствие. Тирозин содержится, к примеру, в мясе, бобовых (соя, чечевица, фасоль), орехах, сыре и твороге.
  • Отдых и физическая активность. Отличный помощник в выработке дофамина — полноценный сон. Второй вариант противоположен — это любая активность, будь то занятие определенныи видом спорта или обычная пробежка. Дофамин призван мотивировать человека, который ждет какого-то вознаграждения в конце тренировки: похудения, отдыха и т.д. А за это предвкушение тоже отвечает дофамин.

Будьте осторожны. В обмене дофамина могут принимать участие некоторые кардиологические и психиатрические медицинские препараты. Шутить с этим процессом нельзя, обязательно посоветуйтесь с врачом.

— Дофамин — не всегда синоним позитива, как многие привыкли считать. Он помогает организму адаптироваться к стрессовым ситуациям, выделяется при травмах и болевом синдроме.

Что тормозит выработку дофамина?

— Выработку и высвобождение дофамина в мозге в 5-10 раз увеличивают наркотические вещества. А затем — уменьшают, заставляя повышать дозу. Чувство удовольствия вырабатывается искусственным образом.

Если человек продолжает так себя «поощрять», постепенно мозг адаптируется к искусственно повышенному уровню дофамина, при этом сам производит его в меньших количествах. Это побуждает наркомана увеличивать дозу, чтобы вернуть приятные ощущения, ведь эйфория вдруг сменяется подавленностью и депрессией.

Блокирует выработку нейромедиатора также и злоупотребление жирной и сладкой пищей. По той же схеме, что и с наркотиками: организм требует еще и еще, что в итоге приводит к перееданию и пищевой зависимости.

Серотонин

Что это?

— Как и дофамин, серотонин является нейромедиатором и гормоном. 95% этого вещества вырабатывается слизистой оболочкой кишечника и лишь 5% — в головном мозге.

Роль серотонина в организме:

  • улучшает память, внимание, восприятие;
  • ускоряет и облегчает движения;
  • снижает болевой порог;
  • контролирует либидо и репродуктивную функцию;
  • обеспечивает полноценный сон;

  • помогает пищеварению;
  • уменьшает аллергические реакции;
  • регулирует сокращение матки и маточных труб во время родов;
  • способствует хорошему настроению;
  • участвует в синтезе гормонов гипофиза.

Выделению серотонина способствуют:

  • Триптофан и глюкоза. Триптофан — это аминокислота, из которой образуется серотонин. Глюкоза помогает триптофану добраться к мозгу для выработки серотонина. Какая пища богата триптофаном? Это молочные продукты (особенно сыр), финики, сливы, инжир, томаты, соя и черный шоколад. Глюкозы много во фруктах, овощах, ягодах и меде.
  • Магний. Он способствует превращению триптофана в серотонин. Содержится во фруктах, орехах, бобовых и цельных зернах.

  • Солнечный свет. Для синтеза серотонина он абсолютно необходим. Витамин D регулирует переход триптофана в серотонин. Большое его количество действительно прибавит вам радости. Но помните: эффект этот необходимо постоянно подкреплять.

Будьте осторожны . Избыток серотонина порой провоцирует развитие серотонинового синдрома. Такое бывает при передозировке антидепрессантов ингибиторного типа. Их действие заключается в повышении уровня серотонина и его задержке в организме. Особенно часто проблема возникает, если человек занимается самолечением или игнорирует рекомендации врача в надежде на то, что увеличенная доза препарата подарит стойкое и сильное ощущение счастья.

Что тормозит выработку серотонина?

  • Кофеин. Мало того, что он снижает уровень серотонина, так еще и ухудшает аппетит.
Читайте также:
ЭЭГ головного мозга ребенку по нормам: как должно ПРАВИЛЬНО проводиться

  • Алкоголь подавляет синтез серотонина и блокирует функции уже имеющегося в организме гормона. Возникает риск возникновения абстинентного синдрома — физического и/или психического расстройства, развивающегося у больных наркоманией спустя некоторое время после прекращения приема наркотика или уменьшения его дозы (ломка). Противостоять этому синдрому, как правило, получается лишь с помощью очередной порции спиртного. Со временем это приводит к алкогольной зависимости.

Эндорфины

Что это?

— Эндорфины — группа химических соединений, которые естественным путем вырабатываются в нейронах головного мозга.

Роль эндорфинов в организме:

  • обезболивающий эффект;
  • стрессоустойчивость;
  • функция поощрения: организм, благополучно преодолевший опасную для жизни ситуацию, получает поощрение в виде стимуляции центров удовольствия — чувство эйфории;
  • участие в регуляции возбуждения и торможения. В первой фазе стресса, когда вопрос жизни и смерти еще не решен, работает та часть эндорфинной системы, которая усиливает продуктивное мышление. После решения вопроса жизни и смерти наступает черед торможения — перехода организма в режим сбережения;

  • стимуляция процессов заживления: эндорфины ускоряют процессы регенерации;
  • способствуют формированию образного мышления, ассоциаций и творческих фантазий.

Выделению эндорфинов способствуют:

Секс. Это простая и быстрая возможность повышения концентрации эндорфинов. В момент интимной близости в кровь выбрасывается огромное количество «гормонов счастья».

Вкусная еда. Особенно любимая. Хороший обед — это отличный источник неиссякаемого удовольствия.

Позитивное мышление. Даже приятные мечты способны привести человека в состояние блаженства.

Ультрафиолет увеличивает концентрацию эндорфинов в организме

Что тормозит выделение эндорфинов?

— Длительное употребление алкоголя и наркотических веществ. Наличие хронических заболеваний.

Окситоцин

Что это?

— Этот гормон вырабатывается в гипоталамусе, отделе центральной нервной системы. Активное вещество поступает из клеток гипоталамуса в гипофиз, где хранится и выделяется под воздействием внешних стимулов.

Роль окситоцина в организме:

  • вызывает эмоциональную привязанность;
  • обеспечивает стрессоустойчивость;

  • способствует сокращению гладкой мускулатуры матки, помогая прохождению плода по родовым путям. Регулируя мускулатуру млечных протоков женской груди, обеспечивает здоровую лактацию.

Выделению окситоцина способствуют:

  • Прикосновения и чувство доверия. Любые приятные контакты с родными и близкими (и тактильные, и эмоциональные) вызывают активизацию окситоцина. Хорошим стимулятором для этого процесса становится и релакс-массаж.
  • Кормление ребенка грудью. Окситоцин при лактации способствует сокращению мышечного слоя молочной железы и выделению грудного молока из нее. В этом смысле кормящим мамам повезло. Но выделению окситоцина может поспособствовать и просто стимуляция ореолы молочной железы. Даже если у вас нет детей.

  • Сильная боль, хроническая боль. Это не самый приятный способ, но он работает. Окситоцин тоже призван справляться с болью. Возможно, поэтому некоторым людям нравится причинять себе боль.
  • Так же, как и в случае с перечисленными гормонами, на повышение уровня окситоцина может повлиять: любимая пища, оргазм, физические упражнения и хорошее расположение духа.

Что тормозит выработку окситоцина?

— Этому способствует в первую очередь алкоголь, а также отсутствие любви, дружбы, депрессия и изоляция от людей.

Как видите, повлиять на собственные эмоции вполне реально благодаря питанию, физическим нагрузкам, позитивному образу жизни и так далее. Главное — делать это разумно, без вреда для организма, и не переусердствовать. Учитесь не зацикливаться на проблемах и каждый день открывать для себя что-то новое. Это лучший способ естественно и безопасно для здоровья повысить уровень гормонов счастья и чувствовать себя на все сто! Важно также понимать, что большого клинического значения уровень данных биологически активных веществ не имеет, лабораторно в рутинной практике он не определяется. А вот при таких проблемах, как гормональная андрогения, гиперандрогения, сбои менструального цикла, анализ на определенную группу гормонов просто необходим.

При создании материала частично была использована информация из книги «Регуляторные системы организма человека» В.А. Дубинина.

Нейромедиаторные механизмы опиатной наркомании (обзор литературы) Текст научной статьи по специальности «Фундаментальная медицина»

Аннотация научной статьи по фундаментальной медицине, автор научной работы — Лелевич В. В., Курбат М. Н., Лелевич С. В.

На основе обширного анализа литературы охарактеризованы основные нейромедиаторные нарушения при потреблении опиатов . Показана роль опиоидныхрецепторов в формировании патохимических изменений в ЦНС при опиатной наркомании . Представлены данные о влиянии однократного и хронического введения морфина на функционирование различных нейромедиаторных систем головного мозга.

Похожие темы научных работ по фундаментальной медицине , автор научной работы — Лелевич В. В., Курбат М. Н., Лелевич С. В.

Нейробиологические механизмы систем награды и наказания в головном мозге при активации прилежащего ядра

NEURALLY MEDIATED MECHANISMS OF OPIATE DRUG ADDITION (LITERATURE REVIEW)

Numerous data available in the literature is summarized to assess main disturbances of neurotransmitters in opiate addiction. The role of central opiate receptors in pathogenesis of addiction has shown. This review describes changes of the brain under condition of acute and chronic morphine intoxication.

Читайте также:
Полный анализ мочи

Текст научной работы на тему «Нейромедиаторные механизмы опиатной наркомании (обзор литературы)»

УДК 612.822.1: 616.89- 008.441.13

НЕЙРОМЕДИАТОРНЫЕ МЕХАНИЗМЫ ОПИАТНОЙ

НАРКОМАНИИ (обзор литературы)

В.В. Лелевич, М.Н. Курбат, С.В. Лелевич

УО «Гродненский государственный медицинский университет»

На основе обширного анализа литературы охарактеризованы основные нейромедиаторные нарушения при потреблении опиатов. Показана роль опиоидныхрецепторов в формировании патохимических изменений в ЦНС при опиатной наркомании. Представлены данные о влиянии однократного и хронического введения морфина на функционирование различных нейромедиаторных систем головного мозга.

Ключевые слова: морфин, опиаты, наркомания, рецепторы, нейромедиаторы.

Numerous data available in the literature is summarized to assess main disturbances of neurotransmitters in opiate addiction. The role of central opiate receptors in pathogenesis of addiction has shown. This review describes changes of the brain under condition of acute and chronic morphine intoxication.

Key words: morphine, opiates, drug addition, receptors, neurotransmitters.

На современном этапе развития наркологии патогенез наркотической интоксикации представляется сложным, поликомпонентным комплексом, имеющим центральный генез [16, 21]. Под влиянием потребляемых опиатов в организме происходят нарушения метаболизма, которые начинают выступать в качестве причины, инициирующей потребление наркотических веществ. Возникает непреодолимое влечение к приему опиатов. Сформировавшаяся функциональная система по своей природе становится патологической, разрушающей в первую очередь головной мозг и психику [6, 11, 14]. Причем в различных структурах мозга эти нарушения носят разносторонний, зачастую противоположный характер и недостаточно раскрыты. Фундаментальные исследования многих лабораторий свидетельствуют о существенном воздействии опиатов на нейромедиаторные системы головного мозга [8, 25]. Это касается практически всех изученных к настоящему времени нейротрасмитте-ров: опиоидов, дофамина, норадреналина, серото-нина, гамма-аминомасляной кислоты (ГАМК) и других. Считается, что аддиктивный потенциал наркотических средств реализуется не только на уровне синаптической передачи, но включает также изменения систем вторичных мессенджеров и даже генома [2, 7, 19].

Длительное и частое поступление в организм морфина приводит к возникновению целого спектра изменений, которые обусловливают формирование патологического влечения, направленного на поиск и потребление этого наркотика [10]. Формирование влечения к наркотику проходит через ряд стадий. На первой из них он потребляется, как правило, для получения приятных ощущений (эйфории), связанных с непосредственным влиянием нарко-

тических веществ на специфические рецепторные образования мозга [14]. Однако уже на этой стадии появляется несвойственная организму в нормальных условиях патологическая психическая зависимость, на основе которой строится поведение, направленное на поиск и потребление наркотика. Установлено, что всем рецепторным образованиям, в том числе и опиатным, в той или иной степени присуще свойство адаптации [3, 5]. В случае повторяющегося потребления морфина для получения положительного подкрепления (эйфории) необходимо все большее количество наркотика. По-видимому, постоянное наличие в крови морфина и его метаболитов, ярко окрашенное положительное эмоциональное состояние, возникающее при взаимодействии морфина с рецепторами, приводит к тому, что определенный уровень наркотика в крови становится метаболической константой. Любое изменение данной константы приводит к активации соответствующих рецепторов и, как следствие – возникновение специфической консолидации элементов ЦНС, на основе которой формируется непреодолимое влечение к дополнительному приему морфина для восстановления уровня константы (стадия физической зависимости) [4, 39]. При этом у организма есть только два пути регуляции уровня наркотика: снижение за счет постоянно происходящей его инактивации и увеличение за счет поступления его извне. Поступление опиатов извне доступно, в то время как механизмы эндогенной инактивации ограничены. Постоянное увеличение дозы вводимого морфина вызывает, по-видимому, постепенную перестройку функциональной системы, выражающуюся в том, что метаболически необходимым результатом становится все более высокий уровень морфина в крови, а для его

поддержания нужны большие дозы наркотика, т.е. создается порочный круг [6]. Все это дает основание полагать, что при приеме морфина в организме формируется специфическая функциональная система, результатом деятельности которой является получение положительного эмоционального подкрепления.

Опиоиды (эндорфины, энкефалины и динорфи-ны) относятся к числу пептидных нейротрансмит-теров. Важным элементом опиоидной нейромеди-аторной системы являются соответствующие рецепторы. Первоначальное обозначение классов опиоидных рецепторов – ц, к и 5 – в основном определялось названием определенного лиганда [17]. Так ц-рецепторы обозначены в соответствии с высоким сродством к агонисту морфину, к-рецеп-торы чувствительны к кетоциклазоцину. Подобные классификации не отражали сродства рецепторов к их эндогенным лигандам. Результат – наличие нескольких классификаций опиоидных рецепторов.

Опиоидные рецепторы относятся к семейству метаботропных, т.е. передача информации внутрь нейрона после связывания с агонистом осуществляется путем модуляции различных систем вторичных мессенджеров, в первую очередь, адени-латциклазной. Есть сведения о наличии мест связывания опиоидов в пределах кальциевых каналов, а также об их способности влиять на обмен калия и натрия [20]. Наиболее изученными путями передачи внутриклеточного сигнала с участием опио-идных рецепторов являются модуляция активности аденилатциклазы, фосфолипазы С, потенциал-зависимых кальциевых и калиевых каналов. Все названные пути передачи информации предполагают участие G-белков [2].

Читайте также:
Повышенные лейкоциты в моче у ребенка - что это означает?

Плотность опиоидных рецепторов 1 типа (5-ре-цепторы) в головном мозге млекопитающих значительно ниже в сравнении с опиатными рецепторами других типов. Их преимущественная локализация – обонятельные луковицы, стриатум, неокор-текс и прилежащее ядро. Данные рецепторы участвуют в регуляции многих физиологических процессов: болевой чувствительности, когнитивных функций, настроения, зрения, дыхания, двигательной активности. Доказано существование минимум двух подтипов 5-рецепторов: 51 и 52. Их эндогенные лиганды – это лей- и метэнкефалины, предшественниками которых является проэнкефалин А [23, 31].

Существует не менее трех подтипов рецепторов 2-го типа (к-рецепторы): к1, к2 и к3. Наиболее изученными считаются к-рецепторы [38]. Возможно, имеется лишь один сайт этих рецепторов, меняющий свою аффинность в зависимости от особенностей взаимодействия с G-белками. К агони-

стам относятся кетоциклазоцин, этилкетоциклазо-цин. Среди антагонистов данных рецепторов наибольшее сродство проявляет норбиналторфимин. Эти рецепторы вовлечены в регуляцию нейроэн-докринной секреции, диуреза, ноцицепции, потребления пищи. Они обнаружены также на иммуно-компетентных клетках [33].

ц-Опиоидные рецепторы (рецепторы 3-го типа) наиболее изученный тип [32]. Эндорфины, эндогенные агонисты ц-рецепторов, образуются путем протеолитической деградации предшественника пропиомеланокортина. В ткани мозга обнаружен также эндогенный морфин, являющийся частичным агонистом ц-рецепторов [35]. Кроме морфина, агонистами этих рецепторов являются фента-нил, оментанил, а также пептиды DAMGO, DAGO, DAGOL. К антагонистам относят налоксон, налт-рексон и другие. Плотность ц-рецепторов, в зависимости от структуры головного мозга, выглядит следующим образом: стриатум>неокортекс>тала-мус>прилежащее ядро>гиппокамп>миндалина. Менее богаты ц-рецепторами околоводопроводное серое вещество и ядра шва. Очень низка их плотность в гипоталамусе [19]. Большую группу составляют периферические m-рецепторы. Среди функций, регулируемых этими рецепторами, следует отметить ноцицепцию, дыхание, память, обучение, секрецию нейрогормонов и другие [27].

Как известно, одним из основных компонентов формирования пристрастия является активация церебральной системы вознаграждения (reward system) [8]. Центральное звено этой системы – до-фаминергические нейроны А10 вентральной области покрышки (ventral tegmental area) и проекции этих нейронов в прилежащее ядро (nucleus accumbens) и в префронтальную кору [26]. В регуляции функциональной активности дофаминергической мезолимбической системы вознаграждения принимают участие опиоидные рецепторы всех трех типов. ц- и 5-опиоиды активируют дофаминерги-ческие нейроны А10 вентральной области покрышки опосредованно – посредством блокирования тормозных ГАМК-интернейронов. При этом усиливается базальная секреция дофамина в nucleus accumbens, и активируется система вознаграждения. к-рецепторы тормозят экзоцитоз дофамина в прилежащем ядре (пресинаптическое торможение). Подавление выброса дофамина в nucleus accumbens сопровождается развитием синдрома отмены (дисфория, тревожность и др.) [6, 40]. Активация дофаминергической мезолимбической системы награды связана с ц- и 51-опиоидными рецепторами, а 52-агогнисты могут инициировать эффекты вознаграждения и без участия дофаминовой нейротрансмиссии [22].

Многочисленные работы посвящены изучению влияния однократного и повторяющегося введения морфина на уровень различных медиаторов в мозге [37]. Среди них наибольшее внимание привлекают моноамины. Обнаружено, что уровень норад-реналина в мозге, его обмен и высвобождение из синаптосом увеличиваются после однократного

введения морфина. Хроническое введение морфина обуславливает снижение как обмена норадре-налина, так и активности в мозге моноаминоокси-дазы. Однократные инъекции морфина приводят к снижению уровня дофамина в среднем мозге, гипоталамусе, гиппокампе, коре больших полушарий на фоне повышенного обмена его и увеличенного синтеза в некоторых подкорковых структурах, а также усиленного высвобождения при активации D1 рецепторов [34]. Изменений содержания серо-тонина в мозге при однократном введении морфина не обнаружено, выявлено только незначительное увеличение его за счет усиления обмена медиатора [36]. Установлено, что при однократном введении морфина большинство нейронов ретикулярной формации перестают реагировать на мик-роионофоретические аппликации серотонина. Хроническое потребление морфина приводит к снижению содержания серотонина в различных структурах мозга, в основном за счет подавления метаболизма медиатора. Помимо этого, блокаторы серо-тонинергичесих рецепторов ослабляют подкрепляющие свойства морфина [12]. Однократное введение морфина вызывает снижение высвобождения ацетилхолина из синаптических терминалей и блокирует его действие на нейроны-мишени. Перечисленные эффекты постепенно исчезают по мере повторения инъекций морфина [15]. Показано, что воздействие морфина снижает высвобождение из синаптосом ГАМК. При этом ее уровень возрастает в спинном мозге, таламусе, гипоталамусе, околоводопроводном сером веществе, бледном шаре, гиппокампе, переднем мозге и снижается в стволе мозга, ядрах шва, ретикулярной формации, мозжечке и коре больших полушарий [1]. Несмотря на многообразие форм влияния морфина на медиаторные механизмы мозга, можно полагать, что эти изменения не являются первопричиной формирования опиатной зависимости. Несомненно, измененный обмен медиаторов, наблюдающийся при хроническом введении опиатов, служит основой работы функциональной системы потребления морфина. Однако этим не исчерпываются нейрохимические механизмы морфиновой зависимости [28].

Читайте также:
Cкрининг при беременности - что это такое? Сроки проведения

Таким образом, нейрохимические исследования, посвященные изучению патогенеза опиатной наркомании, являются динамически развивающимся направлением современной медицины. Накапливаемые научные факты расширяют представления о механизмах формирования пристрастия, толерантности и абстинентного синдрома при потреблении наркотиков. Это позволяет с определенным оптимизмом смотреть на перспективы разработки

дифференцированных схем метаболической коррекции, лечения и реабилитации больных наркоманией.

1. Беляев, Ю.В. Фармакологические аспекты обезболивания / Ю.В.

Беляев – Л.:Медицина.- 1983. – С. 64.

2. Головко А.И., Коноплин Д.А., Некрасов Ю.А. и др. Нейрохи-мия опиатной наркомании // Нейрохимия.- 2000.- Т. 17. -№1.- С. 3-12.

3. Закусов, В.В. Фармакология центральных синапсов / В.В. Заку-сов – М.: Медицина, 1973.- С. 272.

4. Иванец Н.Н., Анохина И.П., Стрелец Н.В. Современное состояние проблемы наркоманий в России // Журнал неврологии и психиатрии.- 1997.- № 9.- С. 4-10.

5. Маслов Л.Н., Лишманов Ю.Б., Смагин Г.Н. Опиоидные рецепторы. Состояние проблемы и перспективы // Экпер. и клин. фармакология.- 2002.- Т. 65.- №2.- С.70-75.

6. Мещеряков А.Ф., Судаков С.К. Центральные механизмы формирования морфиновой зависимости // Вопросы наркологии.-1991.- №2. – С. 33-39.

7. Adinoff B. Neurobiologic processes in drug reward and addiction //

Harv. Rev. Psychiatry.- 2004.- Vol. 12.- №6. – Р. 305-320.

8. Bailey K.P. The brain’s rewarding system & addiction // J. Psychosoc. Nurs. Ment. Health Serv.- 2004.- Vol. 42.- №6. – Р. 14-18.

9. Bhargava H.N. Attenuation of tolerance to, and physical dependence on, morphin in the rat by inhibition of nitric oxide synthase // Gen. Pharmacol.- 1995. – Vol. 26.- №5.- Р. 10491053.

10.Bolanos, C.A. Neurotrophic mechanisms in drug addiction // Neuromolecular. Med. – 2004.- Vol. 5.- №1.- Р. 69-83.

11 .Cami, J. Drug addiction // N. Engl. J.Med.- 2003.- Vol. 349.-№10.- Р. 975-86.

12.Carboni E., Acquas Е., Leone Р. et al. 5HT3 receptor antagonists block morphine- and nicotine- but not amphetamine-induced reward / // Psychopharmacology (Berl). – 1989.- Vol. 97.- №2.- Р. 175178.

13.Darland, T. Orphanin FQ/nociceptin: a role in pain and analgesia, but so much more // Trends Neurosci.- 1998.- Vol. 21.- №5.- Р. 215-221.

14.Dole, V.P. Biochemistry of addiction // Ann. Rev. biochem.- 1970.-Vol. 39.- Р . 821-840.

1 5 .Domino, E.F. Opiate interactions with cholinergic neurons // Adv. Biochem. Psychopharmacol.- 1979.- №20.- Р. 339-355.

16.Ernst M., Kimes A.S., Jazbec S. Neuroimaging and mechanisms of drug abuse: interface of molecular imaging and molecular genetics // Neuroimaging Clin. N. Am. – 2003.- Vol. 13.- №4.- Р. 833849.

17.Fox A.W. Modern opioids: uses defined by chrono-pharmacology, not receptor selectivity // J. R. Soc. Med.- 1995.- Vol. 88.- №9.-Р. 502-504.

18.Gianoulakis C. Endogenous opioids and addiction to alcohol and other drugs of abuse // Curr. Top. Med. Chem.- 2004.- Vol. 4.-№1.- Р. 39-50.

19.Herz A. Opioid reward mechanisms: a key role in drug abuse? // Can. J. Physiol. Pharmacol.- 1998.- Vol. 76.- №3.- Р. 252-258.

20.Jordan B.A., Cvejic S., Devi L.A. Opioids and their complicated receptor complexes // Neuropsychopharmacology.- 2000. – Vol. 23.- Suppl 4.- Р. 5-18.

21.Koob G.F. Neuroscience of addiction // Neuron.- 1998.- №21.-P. 467-476.

22. Koob A.J., Roberts G., Schulteis et al. Neurocircuitry targets in ethanol reward G.F. and dependence // Alcoholism: Clin. And Exp. Res.- 1998.- Vol. 21.- № 1.- P. 3-9.

23.Marinelli S., Connor M., Schnell S.A. et al. Delta-opioid receptor-mediated actions on rostral ventromedial medulla neurons // Neuroscience.- 2005.- Vol. 132.- №2.- Р. 239-244.

24.McBride W.J. Localization of brain reinforcement mechanisms: intracranial self-administration and intracranial place-conditioning studies // Behav. Brain Res.- 1999.- Vol. 101.- №2.- Р. 129-152.

25.Nestler E.J. Molecular mechanisms of drug addiction // Neuropharmacology. – 2004.- Vol. 47.- Suppl 1.- Р. 24-32.

26.Nutt D.J. Addiction: brain mechanisms and their treatment implications // Lancet.- 1996.- Vol. 347.- № 8993.- P. 31-36.

27.Oswald L.M., Wand G.S. Opioids and alcoholism. // Physiol. Behav.-2004.- Vol. 81.- №2.- Р. 339-358.

28.Palmada M. Excitatory amino acid neurotransmission. Pathways for metabolism, storage and reuptake of glutamate in brain // Front. Biosci.- 1998.- Vol. 20.- №3.- P. 701-718.

29.Pasternak G.W. Perspectives on the N-methyl-D-aspartate/nitric oxide cascade and opioid tolerance // Neuropsychopharmacology.-1995.- Vol. 13.- № 4.- P. 309-313.

Читайте также:
Бужирование мочеиспускательного канала

30.Pulvirenti L. NMDA receptors in the nucleus accumbens modulate intravenous cocaine but not heroin self-administration in the rat // Brain Res.- 1992.- Vol. 594.- № 2.- P. 327-330.

31.Quock R.M., Burkey T.H., Varga E. et al. The delta-opioid receptor: molecular pharmacology, signal transduction, and the determination of drug efficacy // Pharmacol. Rev.- 1999.- Vol. 51.- №3.- Р. 503-532.

32.Sadee W. Basal opioid receptor activity, neutral antagonists, and therapeutic opportunities // Life Sci.- 2005.- Vol. 76.- №13.- Р. 1427-1437.

33.Sharp B.M., Roy S., Bidlack J.M. Evidence for opioid receptors on cells involved in host defense and the immune system // J. Neuroimmunol.- 1998.- Vol. 83.- № 1-2.- P. 45-56.

34.Shippenberg T.S. The neurobiology of opiate reinforcement // Crit. Rev. Neurobiol.- 1998.- №12.- Р. 267-303.

35.Stefano G.B., Goumon Y., Casares F. et al. Endogenous morphine // Trends. Neurosci.- 2000.- Vol. 23.- №9.- P. 436-442.

36.Swift R.M. Drug therapy for alcohol dependence // N. Engl. J. Med.- 1999.- Vol. 340.- P. 1482-1490.

37.Tomkins D.M., Sellers Е.М. Addiction and the brain: the role of neurotransmitters in the cause and treatment of drug dependence // CMA j.- 2001.- Vol. 164.- №6.- Р. 817-821.

38.Tsuji М., Takeda Н., Matsumiya Т. et al. A novel kappa-opioid receptor agonist, TRK-820, blocks the development of physical dependence on morphine in mice // Life Sci.- 2000.- Vol. 66.-№25.- P. 353-358.

39.Vries T.J. Neuronal systems underlying opiate addiction // J. of Neuroscience.- 2002. – Vol. 22.- № 9.- Р. 3321-3325.

40.Wenger T. Neuromorphological background of cannabis addiction // Brain Res. Bull. – 2003.- Vol. 61.- №2.- Р. 125-128.

Агонисты эндорфина при психических расстройствах

Эндорфины и агонисты эндорфина играют решающую роль в нейронной модуляции настроения, тревоги, боли и зависимости.

История

С доисторических времен опиаты использовались в медицинских целях при различных состояниях. В «Одиссеи» Гомер ссылается на лечебное средство, которое вводили Елене как средство от горя и обиды. Точно так же в классических медицинских трудах Диоскурида и Галена упоминаются наркотические анальгетические свойства опия. Парацельс (1493-1541) швейцарский алхимик, к заметил, что некоторые анальгетики алкалоидов опия гораздо более растворимы в спирте, чем в воде, что привело к созданию тинктуры лауданум, что облегчает доставку лекарств,. и, таким образом, проложило путь для использования опиума в медицине. В следующем столетии Сиденхэм (1624-1689) рекомендовал опиум для лечения истерии и мании. В XVIII веке опий стал одним из самых популярных лекарств, используемых в психиатрии. Во второй половине XVIII -го века доктор Энгелькен основал частную больницу недалеко от Бремена для душевнобольных, в которой активно лечил психические расстройства опиумом. После Второй мировой войны рост числа новых разработанных антидепрессантов заменил классическое лечение опием, хотя даже введение электросудорожного лечения и лечения инсулиновым шоком не заменило опиаты в качестве преобладающего метода лечения тяжелых депрессий.

Нейробиология

Нейробиологи предполагают, что функция мозга специфична для каждого региона , что синаптическая трансмиссия имеет решающее значение для работы мозга. Любое изменение гомеостаза мозга может активировать каскад динамических изменений с регионально определенными нейробиологическими последствиями. Следовательно, изменение в одном нейротрансмиттере может вызвать серьезные или незначительные изменения в работе мозга.

Пенфилд продемонстрировал, что определенные области мозга управляют двигательной и сенсорной функцией. Брока и Вернике определили области мозга, связанные с речью и слуховой функцией. Бродман описал гистологическое строение различных областей мозга.

Таламус был идентифицирован как центральный “переключатель” сигналов , своего рода “фильтр” , блокирующий информацию для выполнения определенной задачи. Префронтальная кора опосредует различные исполнительные функции, такие как абстрактное мышление, обучение, стратегическое мышление и решение проблем. Лимбическая система контролирует влечения и основные инстинкты выживания, такие как жажда, голод, сексуальное влечение и энергия . Амигдала играет ключевую роль в нашем ответе на угрожающие раздражители. Опиаты и их рецепторы, как правило, являются ингибиторами центральной нервной системы, которые играют важную роль в достижении удовольствия и контроле над болью, способствуя аддиктивному поведению.

Подтипы опиатных рецепторов включают мю, дельта и каппа. Рецепторы опиатов имеют высокое сродство к опиатам. Мозг производит морфино-подобные вещества, называемые эндорфинами, энкефалинами и динорфинами. Эти эндогенные морфиноподобные вещества образуются из белков-предшественников, проопиомеланокортина , проенкефалина, продинорфина. Посредством открытия калиевых и кальциевых каналов опиаты в целом оказывают тормозящее влияние на центральную нервную систему. Острые эффекты опиатов включают анальгезию и эйфорию. Обезболивание происходит потому, что опиаты , действуют, как агонисты в подтипах опиатных рецепторов, прежде всего в подкорковых и лимбических областях. В отличие от исследований на животных предполагают, что эйфорические эффекты в основном связаны с дофаминергической активацией префронтальной коры.

Читайте также:
Анализ мочи по нечипоренко - что показывает? Как его собирать?

Микроинъекции морфина в вентральную сегментарную область среднего мозга производят дофаминергическую активацию мезолимбического пути, что согласуется с условно установленным предпочтением и снижением порога для электрического воздействия. Использование техники самостоятельного введения лекарств является одним поразительным открытием, заключающимся в том, что ценность подкрепления и характер применения у животных позволяют предположить, что животные учатся с некоторой точностью регулировать количество морфина, которое им требуется. Важным является наблюдение, что, несмотря на значительные усиливающие свойства морфина, увеличение самоуправления не является бесконечным и соответствует определенной схеме. Животное самостоятельно вводит морфин в количестве, достаточном для предотвращения дискомфорта, связанного с абстинентным синдромом. Исследования показали , ч что мыши, которые стали зависимыми от морфино-подобного вещества, могут все еще получать пользу от обезболивающего эффекта, но не испытывают каких-либо абстинентных симптомов после прекращения приема вещества.

Исследования на животных также свидетельствуют о большой разнице между введением героина и кокаина. В целом, те животные, которые самостоятельно вводили героин, сохраняли поведение при груминге, предварительно тестируя массу тела, и хорошее состояние общего здоровья, тогда как крысы, самостоятельно принимающие кокаин, теряли до 47% от веса тела и демонстрировали глубокое ухудшение общего состояния здоровья. Смертность в течение 30 дней для животных, самостоятельно вводящих кокаин, составила 90%.

При многократном воздействии морфиноподобных веществ может развиться заметная адаптационная толерантность к некоторым эффектам морфиноподобных веществ. Десенсибилизация – вызванное лигандом закрытие и невосприимчивость к рецептору, как полагают, играют роль в толерантности, и клинические данные согласуются с наблюдением, что толерантность в основном влияет на абстинентный и эйфорический эффекты.

Таким образом, создается впечатление, что опиаты – в отличие от кокаина и ЛСД и других психоактивных веществ, обладающих свойствами, индуцирующими психоз, – оказывают успокаивающее влияние. Кроме того, хотя опиаты вызывают эйфорию – важное влияние в аддиктивном поведении, основанное на исследованиях на животных и клинических наблюдениях, показывает, что абстинентные симптомы играют главную роль в генезе аддиктивного поведения.

Наблюдения показывают, что терапевтическая эффективность антидепрессантов может в меньшей степени зависеть от их предполагаемых молекулярных механизмов действия и в большей степени от их способности восстанавливать преобладающие метаболические и исполнительные функции. Это наблюдение – молекулярные изменения, связанные с депрессией, имеют общий механизм , что вероятно, является важной информацией о потенциальных преимуществах опиатов при депрессии. Это связано с тем, что опиаты оказывают двойное влияние на функцию мозга, оказывая демпфирующее влияние на подкорковые и лимбические области и активируя префронтальную функцию коры.

Эндорфины и агонисты эндорфина усиливают функцию префронтальной коры, повышают настроение , параметры исполнительной функции,вызывают чувство радости. Налоксон – антагонист морфина нейтрализует “специфическую радость” дофамина .Налтрексон, антагонист морфина, по-видимому, способствует появлению панических атак и депрессии.

Поскольку префронтальная кора специально спроектирована для обеспечения очень сложных интеллектуальных и эмоциональных функций, даже незначительные сдвиги в префронтальной коре могут вызывать нарушения исполнительного функционирования, ослабление инициативы, ангедонию и снижение метаболизма в орбитальной фронтальной и дорсолатеральной префронтальной коре. Все эти симптомы представляют собой основные симптомы депрессии. Истощение дофамина в ограниченной области ассоциативной коры у макак-резусов приводит к ухудшению показателей пространственно-отсроченного чередования почти так же серьезно, как и при хирургической абляции. Этот поведенческий дефицит может быть фармакологически устранен с помощью агонистов дофамина. Это прямое доказательство того, что дофамин играет важную роль в определенной корковой функции. У приматов, включая людей, дорсолатеральная префронтальная кора играет селективную роль в опосредовании мнемонических, концентрационных и пространственных способностей. У приматов- обезьян эта область неокортекса головного мозга имеет высокие уровни катехоламинов и скорость метаболизма, особенно для дофамина, тогда как содержание и активность серотонина в одной и той же корковой ткани относительно низка.

Терапия

Экспериментальные и клинические данные убедительно подтверждают потенциальный эффект опиатов на тяжелую депрессию, зависимости, боль и психоз. Исследователи также выяснили ключевой механизм лечения депрессии, усиливающей влияние префронтальной коры и ослабление лимбического и субкортикального влияний – подобно нейробиологическим эффектам агонистов эндорфина. Также верно, что отчасти из-за несовершенства нашей действующей системы классификации контролируемых веществ – уникальные терапевтические преимущества эндорфинов были омрачены проблемами злоупотребления этими веществами и формированием зависимости.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: