Болезнь тонких базальных мембран

Базальная мембрана, состав, функции и роль в проявлении первых признаках старения кожи.

Кожа состоит из эпидермиса и дермы, они отделены эпидермальной базальной мембраной. Слово «отделены» отражает только структурное разделение слоёв кожи. Но, правильнее пользоваться термином «дермо-эпидермальное соединение», которое отражает механическую и физиологическую взаимосвязь между двумя слоями, обеспечивая их жизнеспособность и целостность.

Дермо-эпидермальное соединение, или базальная мембрана, состоит из около 20 типов различных молекул и толщиной около 100 нанометров. Оно играет важную роль в поддержании структуры кожи, скрепляя эпидермис и дерму с помощью якорных комплексов. Контролирует пролиферацию и дифференцировку базальных клеток в эпидермисе, являясь проводником, как различных сигналов, так и всех питательных веществ в эпидермис из дермы.

Разрушение данного соединения приводит к появлению морщин, это происходит не только в коже пожилых людей. Дегенеративные изменения в структуре поверхности кожи также отмечаются на коже лица людей в возрасте от 20 до 30 лет. Считается, что такие повреждения и изменения являются признаками преждевременного старения кожи и приводят к образованию морщин и провисанию. Значит, ранний уход за базальной мембраной – необходимый и эффективный метод предотвращения старения кожи.

Основные причины возрастных изменений кожи:

  • УФ-излучение.
  • Обезвоживание.
  • Стресс.
  • Преждевременное старение:
    • нарушение барьерных функций кожи;
    • атака свободных радикалов;
    • старение кожи, связанное с генетическими изменениями;
    • -чувствительность, гиперчувствительность, мнимая чувствительность кожи.

    Базальная мембрана – важнейшая структурная единица кожи, тонкий бесклеточный слой, отделяющий соединительную ткань от эпителия или эндотелия, представляет собой своеобразную границу между соединительной тканью и эпителием.

    Состоит из двух пластинок: светлой (лат. lamina lucida) содержащей элементы, подобные протеинам, протеогликанам и антигену пузырчатки; тёмной (lamina densa), содержащей элементы, подобные коллагену, энтактину, гепарансульфату. Иногда к тёмной пластинке прилегает образование, называемое фиброретикулярной пластинкой (lamina fibroreticularis) , состоящей из коллагеновых фибрилл. Ретикулярная пластинка соединена с базальной пластинкой с помощью якорных фибрилл (коллаген типа VII) и микрофибрилл (фибриллин).

    Светлая пластинка (lamina lucida/lamina rara) – толщина 20-30 нм, светлый мелкозернистый слой, прилежит к плазмалемме базальной поверхности эпителиоцитов. От полудесмосом эпителиоцитов вглубь этой пластинки, пересекая её, направляются тонкие якорные филаменты. Содержит протеины, протеогликаны и антиген пузырчатки.

    Темная (плотная) пластинка (lamina densa) – толщина 50-60 нм, мелкозернистый или фибриллярный слой, расположен под светлой пластинкой, обращен в сторону соединительной ткани. В пластинку вплетаются якорные фибриллы, имеющие вид петель (образованы коллагеном VII типа), в который продеты коллагеновые фибриллы подлежащей соединительной ткани. Состав: коллаген IV, энтактин, гепарансульфат.

    Ретикулярная (фиброретикулярная) пластинка (lamina reticularis) — состоит из коллагеновых фибрилл и микроокружения соединительной ткани, связанных с якорными фибриллами.

    К функциям базальной мембраны относят:

    • структурную;
    • фильтрационную;
    • миграционную (базальная мембрана формирует направление клеточных миграций);
    • детерминирующую (базальная мембрана обеспечивает детерминацию полярности клеток);
    • метаболизирующую;
    • регенерирующую;
    • морфогенетическую.

    Состав:

    • Коллаген IV типа – образует опорный каркас базальной мембраны. В случае, если коллаген IV типа находится в здоровом состоянии, то и мембрана функционирует правильно, держа оба слоя кожи вместе (соединительную ткань и эпидермис).
    • Коллаген VII типа – представляет собой якорьки-скрепочки, плотно держащий и скрепляющий коллагеновые фибриллы (пучки) базальной мембраны с коллагеновыми фибриллами из дермы, т.е. коллаген VII-го типа «скрепляет» и удерживает коллагеновые пучки IV-го типа (базальная мембрана, которая «держит в тонусе» эпидермис), и коллагеновые волокна I и III типов (основное пространство дермы). В итоге, если всё функционирует и синтезируется вовремя, получаем плотно-сотканную кожную ткань, которую можно охарактеризовать, как «молодую»;
    • гепарансульфат-протеогликан — компонент, участвующий в процессах клеточной адгезии, демонстрирующий ангигенные свойства;
    • димеры — ключевой компонент фибрилл, обеспечивающий особую прочность мембраны;
    • энтактин — компонент, связывающий коллаген в мембране с гликопротеинами;
    • гликопротеины — адгезивный субстрат, посредством которого эпителиоциты фиксируются к мембране.

    Функции:

    1. Именно от качества и целостности базальной мембраны зависит упругость и эластичность кожи.
    2. Базальная мембрана – это плотное бесклеточное образование, на котором располагаются клетки базального слоя эпидермиса, кератиноциты, имеющие с ней прочную связь.
    3. В ней протекают активные процессы внутриклеточного синтеза коллагена.
    4. Фильтр, не пропускающий крупные молекулы в глубокие слои кожи. Она выполняет механические, барьерные и обменные функции для эпидермиса, играет важную роль в контролировании клеточного поведения.
    5. Через нее осуществляется питание клеток базального слоя эпидермиса, а значит, улучшается его структура, укрепляется местный иммунитет.
    6. Через ее активизацию происходит улучшение обменных процессов в дерме, стимуляция выработки коллагена, что является основой для улучшения общего вида кожи.
    7. «Связной» между эпидермисом и дермой. Базальная мембрана связана с эпидермисом и дермой при помощи специализированных фибрилл-якорей, состоящих из молекул коллагена типа VII. Он играет роль «якоря» и осуществляет взаимосвязь структур дермы и эпидермиса.

    К основному гликопротеину базальной мембраны относится ламинин-5. Находится в межклеточном материале, который связывает все внутренние органы в единый организм. Это, своего рода, основа, фундамент. Своими тремя короткими «веточками» она держится за другие такие же молекулы, создавая эту основу, а длинной присоединяется к клеткам, фактически прикрепляя органы к «основе». Ламинин жизненно необходим, потому что он практически «склеивает» все ткани, препятствует нашим телам разваливаться.

    Ламинин 5 – это также пептид, передающий сигналы и активно участвующий в восстановлении кожи. При повреждении кожи он способствует ускоренной миграции и адгезии кератиноцитов для скорейшего закрытия дефекта, а значит, является незаменимым участником регенерации эпидермиса.

    В современной эстетической медицине и косметологии есть много средств, действие которых направлено на восстановление эпидермиса, его ускоренное обновление и питание. Целые комплексы процедур нацелены на улучшение качеств дермы – усиление её упругости за счёт увеличения синтеза коллагена, эластина, гиалуроновой кислоты и др. Дермо-эпидермальное соединение (базальная мембрана), как отдельная важная структура кожи, должна награждаться особым вниманием специалистов при выборе процедур для омоложения кожи.

    Источники: https://cefinecosmetics.ru/, https://ru.qwe.wiki/, https://cosmetology-info.ru/, http://mesodoctor.ru/

    Телефоны Учебного центра “Олта”: 8-812-248-99-34, 8-812-248-99-38, 8-812-243-91-63, 8-929-105-68-44

    Научная электронная библиотека

    Анализ мочи не рекомендуется для рутинного скрининга детей без симптомов гематурии из-за его экономической неэффективности. Тем самым, гематурия у детей выявляется в одном из следующих случаев:

    • возникновение выраженной гематурии;
    • попутное обнаружение микрогематурии при возникновении симптомов урологических или других нефрологических заболеваний;
    • случайное обнаружение микрогематурии при анализе мочи по другим показаниям.

    В каждом из этих случаев первым шагом диагностики должно стать подтверждение гематурии путём микроскопии, поскольку существует много не связанных с патологией почек причин, могущих вызвать аномальное окрашивание мочи или ложные положительные результаты теста на кровь на мочевых полосках, результаты указаны в табл. 6.

    Некоторые причины красно-коричневого окрашивания мочи

    Хлорохин, препараты железа, изониазид, меланин, метронидазол, нитрофурантоин, рифампин, салицилаты, препараты серы

    Свекла, ежевика, ревень, пищевые красители

    Пигменты и токсичные вещества, выделяемые с мочой

    Гемоглобинурия*, миоглобинурия*, желчь, свинец, порфирия, ураты

    *Даёт ложный положительный результат теста на полосках.

    Определение

    Гематурия – присутствие крови в моче.

    Этиология и патогенез

    Происхождение гематурии объясняется множеством причин, связанных с механической травмой, нарушениями гемостаза, микробно-воспалительными процессами, кальциурией, образованием конкрементов в мочевой системе, васкулитами почечных сосудов, иммунокомплексными нефритами, патологией коллагена гломерулярных базальных мембран, кистозными дисплазиями и др. В целом, все причины развития гематурии могут быть разделены на две группы: гломерулярные и негломерулярные. Среди негломерулярных причин гематурии, в том числе макрогематурии, наиболее частыми оказываются кристаллурия, в том числе гиперкальциурия, инфекция мочевой системы, включая цистит, травмы; среди ренальных – гломерулонефриты.

    Дифференцировка источника гематурии имеет принципиальное значение для определения дальнейшей тактики ведения пациента. Более подробно причины развития гематурии рассматриваются в табл. 7.

    Наиболее частые причины гематурии

    Гломерулярные болезни

    Эндокапиллярный ГН (острый постинфекционный ГН)

    Болезнь тонких базальных мембран

    МП ГН, ГН с полулуниями

    Опухоли

    Опухоль Вилмса и др.

    Травма (почек, мочевого пузыря, уретры)

    Негломерулярная гематурия

    Мочекаменная болезнь, нефрокальциноз:

    Прочие

    Артериовенозные аномалии (фистулы)

    Инородные тела МВП

    Сдавление почечной вены (синдром Nutkracker)

    Симуляция (добавление крови в мочу)

    Коагулопатии (гемофилия и др., антикоагулянты), всегда сочетаются с другими геморрагическими симптомами

    Современные данные о гематурии можно получить из клинических рекомендаций «Гематурия у детей»

    МКБ10: N02.9/ N00/ N07/ Q87.8/Q61.1

    Год утверждения (частота пересмотра): 2016 (пересмотр каждые 3 года).

    Профессиональные ассоциации: Союз педиатров России.

    Кодирование по МКБ-10:

    Острый нефритический синдром (N00).

    Наследственная нефропатия (N07).

    Q61.1 – Поликистоз почки, детский тип.

    Q87.8 – Другие уточненные синдромы врожденных аномалий с другими изменениями скелета. Синдром Альпорта.

    Классификация

    А – ренальная гематурия;

    Б – персистирующая гематурия;

    В – бессимптомная изолированная микрогематурия;

    – макрогематурия с изменением цвета мочи;

    – микрогематурия с протеинурией > 0,5 г/л;

    – микрогематурия с клиническими симптомами (дизурия, геморрагический синдром, лихорадка, боли и т. д.).

    Диагностика

    Существует несколько количественных критериев определения гематурии: наличие 3 и более эритроцитов в поле зрения не центрифугированной мочи или 5 и более эритроцитов в поле зрения при х40-микроскопии мочи, центрифугированной при центробежном ускорении 750 g.

    Макрогематурия всегда указывает на наличие патологии. Однако красный цвет мочи не обязательно обусловлен макрогематурией – он может изменяться под влиянием некоторых пищевых продуктов, лекарственных препаратов, а также вследствие экскреции с мочой порфиринов. Поэтому каждый такой эпизод должен быть подтвержден с помощью диагностических полосок или микроскопией осадка мочи. Выявление причин гематурии требует следования определенному алгоритму диагностики, табл. 8.

    Жалобы и анамнез

    При сборе анамнеза и жалоб рекомендовано обратить внимание на:

    • отягощенный семейный анамнез (наличие гематурии у ближайших родственников, патологии со стороны органа слуха и зрения, ХПН, мочекаменной болезни);
    • наличие перенесенной в течение предшествующих 2–4 недель ОРВИ, инфекции верхних дыхательных путей, фарингита и пр.;
    • наличие геморрагической сыпи, абдоминального, суставного синдрома;
    • дизурические явления.

    Алгоритмы диагностики при гематурии

    Отягощен семейный анамнез (гематурия, хроническая почечная недостаточность (ХПН), тугоухость

    – оценка почечных функций (при прогрессировании – повышение уровня креатинина и снижение скорости клубочковой фильтрации);

    – определение уровня протеинурии (от умеренной до выраженной), также характерна гематурия;

    – нефробиопсия (с электронной микроскопией и иммуногистохимическим исследованием – установление морфологического диагноза болезни тонких базальных мембран, синдрома Альпорта);

    – оценка слуха (двусторонняя нейросенсорная тугоухость) и зрения (характерные изменения при синдроме Альпорта – передний лентиконус, перимакулярные пятна на сетчатке)

    Отягощен наследственный анамнез (мочекаменная болезнь)

    – диагностики (УЗИ, рентген брюшной полости, КТ, МРТ по показаниям – выявление конкрементов, обструкции);

    – повышенная экскреция солей с мочой

    Фарингит, инфекция верхних дыхательных путей (в течение предшествующих 2–4 недель)

    Острый постинфекционный гломерулонефрит

    – определение уровня антистрептолизина-О (ACЛ-О, характерно повышение), С3 фракции комплемента (характерно снижение);

    – оценка почечных функций (часто – снижение скорости клубочковой фильтрации);

    – определение уровня протеинурии (выраженная);

    – измерение АД (характерна артериальная гипертензия)

    Инфекция мочевыводящих путей

    – посев мочи на стерильность (рост патогенной микрофлоры);

    – УЗИ почек и мочевого пузыря (аномалия мочевыводящих путей, расширение ЧЛС, воспалительные изменения со стороны мочевого пузыря)

    Геморрагическая сыпь, абдоминальный и суставной синдром

    Пурпура Шенлейна-Геноха, тромбоцитопения, другие коагулопатии

    – коагулограмма (признаки гипокоагуляции);

    – определение уровня протеинурии (от умеренной до выраженной);

    – измерение АД (часто – повышенное)

    Боль в брюшной полости

    Инфекция мочевыводящих путей

    – визуализационные методы диагностики (УЗИ, рентгенография органов брюшной полости, КТ, МРТ – объёмные образования, конкременты, обструкции и др.);

    – посев мочи на стерильность (рост патологической микрофлоры);

    – исследование экскреции солей в суточной моче или в пересчете на креатинин мочи (повышение)

    Лабораторная диагностика

    В качестве диагностического метода рекомендуется проведение клинического анализа мочи с подсчетом количества эритроцитов и уточнения наличия и выраженности протеинурии. Рекомендовано проведение исследования морфологии эритроцитов в моче для дифференцирования ренальной (гломерулярной) и экстраренальной гематурии. Используют светооптическую микроскопию (СМ) или фазово-контрастную микроскопия (ФКМ).

    Рекомендовано исследование уровня экскреции солей кальция, фосфора, мочевой кислоты и оксалатов с мочой (в суточной моче, либо в пересчете на креатинин мочи).

    Рекомендовано проведение общеклинического анализа крови (для выявления наличия анемии, тромбоцитопении), проведение биохимического анализа крови с определением сывороточных уровней креатинина и мочевины (для оценки фильтрационной функции почек) и электролитного состава крови, проведение скринингового исследования показателей гемостаза (активированного частичного тромбопластинового времени (АЧТВ), тромбинового времени (ТВ), международного нормализованного отношения (МНО). протромбинового индекса (ПТИ), количества фибриногена, активности факторов свертывания в крови, VIII и IX), а также определение времени кровотечения и времени свертывания, исследование титра АСЛ-О и уровня С3-компонента комплемента в крови, проведение скринингового анализа крови на серологические маркеры аутоиммунной патологии (анти-ДНК, антинуклеарный фактор (АНФ), антинейтрофильные цитоплазматические антитела (ANCA (АНЦА)).

    Инструментальная диагностика

    Рекомендовано проведение ультразвукового исследования (УЗИ) органов мочевой системы с целью выявления признаков структурных аномалий почек и мочевыводящих путей, воспалительных изменений, объемных образований, конкрементов, нефрокальциноза.

    При подозрении на наличие конкремента в мочеточнике, обструкции, опухоли или аномалии почечных сосудов (синдром Nutcracker) рекомендовано проведение обзорной рентгенографии брюшной полости и/или компьютерной томографии и/или магнитно-резонансной томографии органов мочевой системы.

    При подозрении на наличие патологии, потенциально опасной развитием прогрессирующего почечного повреждения с риском перехода в хроническую почечную недостаточность, для верификации диагноза рекомендовано проводить морфологическое исследование почечной ткани.

    Лечение

    Поскольку в достаточно большом проценте случаев выявленная гематурия может исчезнуть спонтанно, тактика может быть наблюдательной при условии контроля почечной функции.

    Тактика терапевтических подходов определяется в зависимости от причин гематурии. Рекомендовано назначение диеты и увеличение
    объема принимаемой жидкости.

    Ведение пациентов

    При выявлении микрогематурии без экстраренальных проявлений первичное обследование возможно проводить в амбулаторных условиях или в специализированном дневном стационаре. При наличии экстраренальных симптомов и/или острого появления гематурии, в том числе, при появлении макрогематурии комплекс диагностических и, при необходимости, лечебных мероприятий проводится в специализированном педиатрическом стационаре. Первичная госпитализация при выявлении гематурии занимает в среднем 14 дней (верификация диагноза и терапия), в дальнейшем госпитализация требуется при рецидивах макрогематурии и ежегодно – с целью контрольного планового обследования.

    Наблюдение за пациентом проводится в амбулаторно-поликлинических условиях с регулярным контролем общеклинических анализов мочи и крови, динамическим мониторингом функционального состояния почек (б/х анализ крови с определением уровня сывороточного креатинина, анализ мочи по Зимницкому).

    При Синдроме Альпорта показана госпитализация в стационар с целью контрольного обследования 1 раз в 6 месяцев, амбулаторное наблюдение. С наступлением хронической почечной недостаточности проводится комплекс мероприятий по лечению артериальной гипертензии, анемии, электролитных и костно-минеральных нарушений, диализ и трансплантация почки.

    Исходы и прогноз

    Зависит от причин гематурии и определяется тяжестью течения основного заболевания.

    В целом, при изолированной гематурии прогноз скорее благоприятен.

    Прогностически неблагоприятны сочетание гематурии с протеинурией или с нефротическим синдромом, синдром Альпорта, системная красная волчанка, экстракапиллярный нефрит, поликистоз почек, тубулоинтерстициальный нефрит, туберкулез, IgA-нефропатия с нефротическим синдромом и гипертензией, опухоли.

    Нефритический синдром у детей: морфологические варианты и лечение

    Казахский национальный медицинский университет им. С.Д. Асфендиярова, Алматы; Карагандинский государственный медицинский университет, курс педиатрии факультета непрерывного профессионального образования, Караганда

    Цель. Морфологическая характеристика нефритического синдрома у детей и определение эффективности его лечения мофетил микофенолатом в сравнении с циклофосфамидом.
    Материал и методы. Обследованы 27 детей (16 мальчиков и 11 девочек) с нефритическим синдромом (НиС), которым была проведена биопсия почки. Биопсию почки выполняли при сохранении НиС в течение 3 месяцев с момента дебюта заболевания. Для индукции ремиссии нефритического синдрома применялись пульсовое внутривенное введение метилпреднизолона в комбинации с преднизолоном (ПЗ) и мофетила микофенолатом (ММФ). Пятнадцать детей с НиС составили контрольную группу (без проведения биопсии почки), которые получали циклофосфамид (ЦФ) в сочетании с ПЗ.
    Результаты. Для 74,1 % обследованных морфологической основой НиС была IgA-нефропатия, для 14,8 % – наследственный гломерулонефрит, мембранопролиферативный гломерулонефрит (ГН), экстракапиллярный ГН. Включение ММФ в схемы лечения IgA-нефропатии позволило достичь более заметной динамики протеинурии.
    Заключение. Нефритический синдром у детей представлен в первую очередь IgA-нефропатией, отвечающей на лечение микофенолата мофетилом.

    Наличие нефритического синдрома (НиС) позволяет пред­положить наличие пролиферативных изменений в почечных клубочках, среди которых наиболее часто встречается мезангио- пролиферативный гломерулонефрит (ГН). Тем не менее само по себе понятие НиС не позволяет ни поставить правильный диагноз, ни назначить патогенетическое лечение, ни определить морфологическую основу заболевания. В связи с этим особое значение приобретает иммунофлюоресцентное исследование почечного биоптата. Чаще всего при этом удается выявить IgA- нефропатию (IgA-НП) – самое частое гломерулярное заболевание (ГЗ) во всех странах, где широко практикуется биопсия почки [1-2]. IgA-НП обнаруживается в 30-40 % всех биопсий почки в Азии, 15-20 % в Европе и 5-10 % в Северной Америке. Эти раз­личия, вероятно, связаны с генетической предрасположенностью, географическими особенностями скрининговых исследований мочи и показаниями к биопсии. IgA-НП часто начинается в детском и подростковом возрасте. Некоторые авторы считают, что IgA-нефропатия и пурпура Шенлейн-Геноха – это клини­ческие варианты одного заболевания [3]. Также при НиС могут диагностироваться мембранопролиферативный ГН (МПГН) и другие морфологические варианты.

    Лечение НиС зависит от длительности и характеристики дебюта заболевания. Так, например, лечение IgA-НП до сих пор остается предметом дискуссий, в частности в отношении показаний к применению и выбору иммуносупрессивных препаратов [2, 4-6]. Как и при других ГЗ, при вариантах IgA-НП с активностью воспалительного процесса и нефротической протеинурией применяется сочетание цитостатиков с глюкокор­тикостероидами (ГКС) [7]. В последние годы при IgA-НП стал исследоваться препарат с селективным иммуносупрессивным действием – мофетила микофенолат (ММФ) [8].

    При любом клиническом варианте, включая нефритический и нефротический синдромы, можно выявить МПГН – тяжелое хроническое заболевание почек, ведущее к терминальной почечной недостаточности. МПГН может быть идиопатическим, но чаще бывает вторичным на фоне хронических инфекций и системных иммунноопосредованных заболеваний [9, 10]. В развитых странах МПГН в последние десятилетия встречается все реже – в 1,8 % всех биопсий почки и в 3,7 % всех первич­ных ГН, что связано с успешной борьбой с инфекционными заболеваниями, включая вирусные гепатиты В и С.

    В детском возрасте нередко встречаются состояния, связан­ные с генетическими мутациями, врожденными аномалиями развития почек. К ГЗ в данном случае относятся аномалии гломерулярной базальной мембраны (ГБМ) – наследственный нефрит, или синдром Альпорта, и болезнь тонких базальных мембран. Клинически они обычно характеризуются гемату­рией и/или умеренной протеинурией, хотя могут протекать и с НиС. Диагноз основывается на выявлении основных при­знаков болезни, анализе родословной ребенка, обследовании ближайших родственников [11].

    Материал и методы

    Исследование проводилось на базе нефрологического отделе­ния Республиканской детской клинической больницы “Аксай” (Алматы). С помощью чрескожной пункционной биопсии почки, проведенной биопсийным пистолетом Gallini (Италия), под УЗИ-контролем проводился забор 2-3 столбиков корко­вого слоя почки. Морфологическое исследование почечного биоптата включало три необходимых исследования: световую (СМ), иммунофлюоресцентную (ИФМ) и электронную микроскопии (ЭМ), которые проводились нефропатологами А.В. Сухановым (Москва) и О.А. Воробьевой (Санкт-Петербург).

    Диагноз НиС устанавливался на основании наличия у пациентов протеинурии, микро- или макрогематурии, оте­ков, снижения скорости клубочковой фильтрации (СКФ), артериальной гипертензии. В течение более 3 месяцев мы не включали в исследование пациентов с острым НиС. В основную группу вошли пациенты с морфологически верифицир.

    Боковой (латеральный) амиотрофический склероз (и синдром БАС)

    Боковой (латеральный) амиотрофический склероз (БАС) (также известен как болезнь моторных нейронов, Мотонейронная болезнь, болезнь Шарко, в англоязычных странах — болезнь Лу Герига) — прогрессирующее, неизлечимое дегенеративное заболевание центральной нервной системы, при котором происходит поражение как верхних (моторная кора головного мозга), так и нижних (передние рога спинного мозга и ядра черепно-мозговых нервов) двигательных нейронов, что приводит к параличам и последующей атрофии мышц.

    Болезнь известна не так давно. Впервые описана Жан-Мартеном Шарко в 1869г. По статистике выявляется у 2-5 человек на 100 000 населения в год, что говорит о том, что данная патология относительно редко встречается. Всего в мире насчитывается около 70 тысяч больных боковым амиотрофическим склерозом. Обычно заболевание заявляет о себе у людей старше 50 лет.

    Совсем недавно было высказано мнение, что случаи бокового амиотрофического склероза чаще регистрируются у высокоинтеллектуальных людей, профессионалов в своем деле, а также у спортсменов-атлетов, которые на протяжении всей жизни отличались крепким здоровьем.

    В 90% случаев БАС носит спорадический, а в 10% – семейный или наследственный характер как с аутосомно-доминантным (преимущественно), так и с аутосомно-рецессивным типами наследования. Клинические и патоморфологические характеристики семейного и спорадического БАС практически идентичны.

    Точная этиология БАС неизвестна.

    Сущность болезни заключается в дегенерации двигательных нейронов, т.е. под воздействием ряда причин запускается процесс разрушения нервных клеток, ответственных за сокращения мышц. Этот процесс затрагивает нейроны коры больших полушарий, ядер головного мозга и нейроны передних рогов спинного мозга. Двигательные нейроны погибают, а их функции никто больше не выполняет. Нервные импульсы к мышечным клеткам больше не поступают. И мышцы слабеют, развиваются парезы и параличи, атрофия мышечной ткани.

    Если в основе бокового амиотрофического склероза лежит мутация в гене супероксиддисмутазы-1, то процесс выглядит примерно следующим образом. Мутантная супероксиддисмутаза-1 накапливается в митохондриях двигательных нейронов (в энергетических станциях клетки). Это «мешает» нормальному внутриклеточному транспорту белковых образований. Белки соединятся друг с другом, как бы слипаются, и это запускает процесс дегенерации клетки.

    Если причиной становится избыток глутамата, то механизм запуска разрушения двигательных нейронов выглядит так: глутамат открывает каналы в мембране нейронов для кальция. Кальций устремляется внутрь клеток. Избыток кальция, в свою очередь, активирует внутриклеточные ферменты. Ферменты как бы «переваривают» структуры нервных клеток, при этом образуется большое количество свободных радикалов. И эти свободные радикалы повреждают нейроны, постепенно приводя к их полному разрушению.

    Предполагается, что роль других факторов в развитии БАС также заключается в запуске свободнорадикального окисления.

    Классификация БАС, формы:

    • пояснично-крестцовая;
    • шейно-грудная;
    • бульбарная: при поражении периферического мотонейрона в стволе головного мозга;
    • высокая: при поражении центрального мотонейрона.

    Общими симптомами, характерными для любой из форм бокового амиотрофического склероза, являются:

    • сугубо двигательные нарушения;
    • отсутствие чувствительных расстройств;
    • отсутствие расстройств со стороны органов мочеиспускания и дефекации;
    • неуклонное прогрессирование болезни с захватом новых мышечных массивов вплоть до полной обездвиженности;
    • наличие периодических болезненных судорог в пораженных частях тела, их называют крампи.

    Начальные проявления заболевания:
    •слабость в дистальных отделах рук, неловкость при выполнении тонких движений пальцами, похудание в кистях и фасцикуляции (мышечные подергивания)
    •реже заболевание дебютирует слабостью в проксимальных отделах рук и плечевом поясе, атрофиями в мышцах ног в сочетании с нижним спастическим парапарезом
    •возможно также начало заболевания с бульбарных расстройств – дизартрии и дисфагии (25% случаев)
    •крампи (болезненные сокращения, спазмы мышц), нередко генерализованные, встречаются практически у всех больных БАС, и нередко являются первым признаком заболевания
    Для БАС в большинстве случаев характерна асимметричность симптоматики.

    При этой форме заболевания возможно два варианта:

    • болезнь начинается только с поражения периферического мотонейрона,расположенного в передних рогах пояснично-крестцового отдела спинного мозга. В этом случае у больного развивается мышечная слабость в одной ноге, затем она появляется и в другой, снижаются сухожильные рефлексы (коленный, ахиллов), снижается тонус мышц в ногах, постепенно формируются атрофии (это выглядит как похудение ног, как бы «усыхание»). Одновременно с этим в ногах наблюдаются фасцикуляции – непроизвольные мышечные подергивания с небольшой амплитудой («волны» мышц, мышцы «шевелятся»). Затем в процесс вовлекаются мышцы рук, в них также снижаются рефлексы, образуются атрофии. Процесс идет выше – вовлекается бульбарная группа мотонейронов. Это приводит к появлению таких симптомов, как нарушение глотания, смазанность и нечеткость речи, гнусавый оттенок голоса, истончение языка. Возникают поперхивания при приеме пищи, начинает отвисать нижняя челюсть, появляются проблемы с жеванием. На языке также бывают фасцикуляции;
    • в начале болезни выявляются признаки одновременного поражения центрального и периферического мотонейронов, обеспечивающих движения в ногах. При этом слабость в ногах сочетается с повышением рефлексов, повышением мышечного тонуса, атрофиями мышц. Появляются патологические стопные симптомы Бабинского, Гордона, Шеффера, Жуковского и др. Затем аналогичные изменения возникают в руках. Потом вовлекаются и мотонейроны головного мозга. Появляются нарушения речи, глотания, жевания, подергивания в языке. Присоединяются насильственный смех и плач.

    Также может дебютировать двумя способами:

    • поражение только периферического мотонейрона – появляются парезы, атрофии и фасцикуляции, снижение тонуса в одной кисти. Через пару месяцев те же симптомы возникают и в другой кисти. Кисти рук приобретают вид «обезьяньей лапы». Одновременно в нижних конечностях выявляют повышение рефлексов, патологические стопные знаки без атрофий. Постепенно мышечная сила снижается и в ногах, в процесс вовлекается бульбарный отдел головного мозга. И тогда присоединяются нечеткость речи, проблемы с глотанием, парезы и фасцикуляции языка. Слабость в мышцах шеи проявляется свисанием головы;
    • одновременное поражение центрального и периферического мотонейронов. В руках одновременно присутствуют атрофии и повышенные рефлексы с патологическими кистевыми признаками, в ногах – повышение рефлексов, снижение силы, патологически стопные симптомы при отсутствии атрофий. Позже поражается бульбарный отдел.
    • При этой форме заболевания первыми симптомами при поражении периферического мотонейрона в стволе мозга становятся расстройства артикуляции, поперхивание при приеме пищи, гнусавость голоса, атрофия и фасцикуляции языка. Движения языка затруднены. Если поражен и центральный мотонейрон, то к этим симптомам присоединяются и повышение глоточного и нижнечелюстного рефлексов, насильственный смех и плач. Повышается рвотный рефлекс.

    В руках по мере прогрессирования болезни формируется парез с атрофическими изменениями, повышением рефлексов, повышением тонуса и патологическими стопными признаками. Аналогичные изменения возникают и в ногах, но несколько позже.

    Это разновидность бокового амиотрофического склероза, когда заболевание протекает с преимущественным поражением центрального мотонейрона. При этом во всех мышцах туловища и конечностей формируются парезы с повышением мышечного тонуса, патологическими симптомами.

    Бульбарная и высокая формы БАС являются прогностически неблагоприятными. Больные с таким началом заболевания имеют меньшую продолжительность жизни по сравнению с шейно-грудной и пояснично-крестцовой формами. Какими бы ни были первые проявления заболевания, оно неуклонно прогрессируют.

    Парезы в различных конечностях приводят к нарушению способности самостоятельно передвигаться, обслуживать себя. Вовлечение в процесс дыхательной мускулатуры приводит вначале к появлению одышки при физической нагрузке, затем одышка беспокоит уже в покое, появляются эпизоды острой нехватки воздуха. В терминальных стадиях самостоятельное дыхание просто невозможно, больным требуется постоянная искусственная вентиляция легких.

    Продолжительность жизни больного БАС составляет по разным данным от 2 до 12 лет, однако более 90% больных умирают в течение 5 лет от момента постановки диагноза. В терминальную стадию болезни больные полностью прикованы к постели, дыхание поддерживается с помощью аппарата искусственной вентиляции легких. Причиной гибели таких больных может стать остановка дыхания, присоединение осложнений в виде пневмонии, тромбоэмболии, инфицирования пролежней с генерализацией инфекции.

    Среди параклинических исследований наиболее существенное диагностическое значение имеет электромиография. Выявляется распространенное поражение клеток передних рогов (даже в клинически сохранных мышцах) с фибрилляциями, фасцикуляциями, позитивными волнами, изменениями потенциалов двигательных единиц (увеличивается их амплитуда и длительность) при нормальной скорости проведения возбуждения по волокнам чувствительных нервов. Содержание КФК в плазме может быть незначительно повышено

    Боковой амиотрофический склероз нужно заподозрить:
    •при развитии слабости и атрофий, а возможно и фасцикуляций (мышечных подергиваний) в мышцах кисти
    •при похудания мышц тенара одной из кистей с развитием слабости аддукции (приведения) и оппозиции большого пальца (обычно асимметрично)
    •при этом наблюдается затруднение при схватывании большим и указательным пальцами, затруднения при подбирании мелких предметов, при застегивании пуговиц, при письме
    •при развитии слабости в проксимальных отделах рук и плечевом поясе, атрофий в мышцах ног в сочетании с нижним спастическим парапарезом
    •при развитии у пациента дизартрии (нарушений речи) и дисфагии (нарушений глотания)
    •при появлении у пациента крампи (болезненных мышечных сокращений)

    Диагностические критерии БАС:

    • Симптомы поражения нижнего моторного нейрона (включая ЭМГ-подтверждение в клинически сохранных мышцах).
    • Симптомы поражения верхнего моторного нейрона
    • Прогрессирующее течение

    Критерии исключения БАС
    Для диагностики бокового амиотрофического склероза необходимо отсутствие:
    •сенсорных расстройств, в первую очередь выпадений чувствительности (возможны парестезии и боли)
    •тазовых расстройств – нарушений мочеиспускания и дефекации (их присоединение возможно на конечных стадиях заболевания)
    •зрительных нарушений
    •вегетативных нарушений
    •болезни Паркинсона
    •деменции альцгеймеровского типа
    •синдромов, похожих на БАС

    Критерии подтверждения БАС:

    Диагноз БАС подьверждается:

    • Фасцикуляциями в одной и более областях
    • ЭМГ-признаки нейронопатии
    • Нормальной скоростью проведения возбуждения по моторным и сенсорным волокнам (дитсальные моторные латенции могут быть увеличенными)
    • Отсутствием блока проведения

    Дифференциальный диагноз БАС (синдромы похожие на БАС):
    •Спондилогенная шейная миелопатия.
    •Опухоли краниовертебральной области и спинного мозга.
    •Краниовертебральные аномалии.
    •Сирингомиелия.
    •Подострая комбинированная дегенерация спинного мозга при недостаточности витамина В12.
    •Семейный спастический парапарез Штрюмпеля.
    •Прогрессирующие спинальные амиотрофии.
    •Постполиомиелитический синдром.
    •Интоксикации свинцом, ртутью, марганцем.
    •Недостаточность гексозаминидазы типа А у взрослых при ганглиозидозе GM2.
    •Диабетическая амиотрофия.
    •Мультифокальная моторная невропатия с блоками проведения.
    •Болезнь Крейцтфельдта-Якоба.
    •Паранеопластический синдром, в частности при лимфогранулематозе и злокачественной лимфоме.
    •Синдром БАС при парапротеинемии.
    •Аксональная нейропатия при болезни Лайма (Лайм-боррелиозе).
    •Синдром Гийена-Барре.
    •Миастения.
    •Рассеянный склероз
    •Эндокринопатии (тиреотоксикоз, гиперпаратиреоз, диабетическая амиотрофия).
    •Доброкачественные фасцикуляции, т.е. фасцикуляции, продолжающиеся годами без признаков поражения двигательной системы.
    •Нейроинфекции (полиомиелит, бруцеллез, эпидемический энцефалит, клещевой энцефалит, нейросифилис, болезнь Лайма).
    •Первичный боковой склероз.

    Диагностические исследования при синдроме БАС.

    Для уточнения диагноза и проведения дифференциального диагноза при синдроме БАС рекомендутся следующее обследование больного:

    Анализ крови (СОЭ, гематологические и биохимические исследования)

    Рентгенография органов грудной клетки

    Исследование функций щитовидной железы

    Определение содержания витамина В12 и фолиевой кислоты в крови

    Креатинкиназа в сыворотке

    МРТ головного мозга и при необходимости, спинного мозга

    Эффективного лечения заболевания не существует. Единственный препарат, ингибитор высвобождения глутамата рилузол (Рилутек), отодвигает летальный исход на 2 – 4 месяца. Его назначают по 50 мг два раза в день.

    Основу лечения составляет симптоматическая терапия:

    •Физическая активность. Пациент должен по мере своих возможностей поддерживать физическую активность По мере прогрессирования заболевания возникает необходимость в кресле-каталке и других специальных приспособлениях.

    •Диета. Дисфагия создаёт опасность попадания пищи в дыхательные пути • Иногда возникает необходимость в питании через зонд или в гастростомии.

    •Применение ортопедических приспособлений: шейного воротника, различных шин, устройств для захвата предметов.

    •При крампи (болезненным мышечных спазмах): карбамазепин (Финлепсин, Тегретол) и/или витамин Е, а также препараты магния, верапамил (Изоптин).

    •При спастичности: баклофен (Баклосан), Сирдалуд, а также клоназепам.

    •При слюнотечении атропин, или гиосцин (Бускопан).

    •При невозможности приема пищи вследствие нарушения глотания накладывают гастростому или вводят назогастральный зонд. Раннее проведение чрезкожной эндоскопической гастростомии продлевает жизнь пациентов в среднем на 6 месяцев.

    •При болевых синдромах используют весь арсенал аналгетиков. В том числе на конечных стадиях наркотические аналгетики.

    •Иногда некоторое временное улучшение приносят антихолинэстеразные препараты (неостигмина метилсульфат – прозерин).

    •Церебролизин в высоких дозах (10-30 мл в/в капельно 10 дней повторными курсами). Существует ряд небольших исследований, показывающих нейропротективную эффективность церебролизина при БАС.

    •Антидепрессанты: Серталин или Паксил или Амитриптилин (часть больных БАС предпочитает именно его как раз из-за побочных действий – он вызывает сухость во рту, соответственно уменьшает гиперсаливацию (слюнотечение), часто мучающую больных БАС).

    •При появлении дыхательных нарушений: искусственная вентиляция легких в условиях стационаров, как правило, не проводится, но некоторые больные приобретают портативные приборы ИВЛ и проводят ИВЛ в домашних условиях.

    •Ведутся разработки к применению гормона роста, нейротрофических факторов при БАС.

    •Последнее время активно ведутся разработки лечения стволовыми клетками. Этот метод обещает быть перспективным, но все же пока находится на стадии научных экспериментов.

    •Боковой амиотрофический склероз является фатальным заболеванием. Средняя продолжительность жизни больных БАС 3 – 5 лет, тем не менее, 30% больных живут 5 лет, а около 10 – 20% живут более 10 лет от начала заболевания.

    •Неблагоприятные прогностические признаки – пожилой возраст и бульбарные нарушения (после появления последних больные живут не более 1 – 3 лет).

    Задняя гиалоидная мембрана и её отслойка – причины и лечение

    На фоне различных заболеваний глаз может развиваться витреоретинальная пролиферация. В результате проведенных исследований удалось установить, что главная роль в развитии этой патологии, а также ее осложнений (преретинальный фиброз, витреоретинальная тракция, тракционная отслойка сетчатки) принадлежит анатомическому строению и состоянию самого стекловидного тела.

    Задняя гиалоидная мембрана

    Задняя гиалоидная мембрана прикрепляется к диску зрительного нерва по его радиусу. При этом соединение ее с области сосудов сетчатки, вокруг зоны макулы и в области присоединения косых мышц глаза к склере эта связь намного менее прочная. У молодых пациентов задняя гиалоидная мембрана соприкасается с внутренней пограничной мембраной на всем протяжении. Если возникают заболевания, которые сопровождаются деструкцией стекловидного тела, включая оперативное удаление его части, то плотность прилегания задней гиалоидной мембраны к сетчатке уменьшается. Это иногда становится причиной частичной и полной отслойки.

    Симптомы и диагностика

    В процессе смещения стекловидного тела к переднему основанию, у пациента возникают мелькающие мушки, кольцевидное пятно, сверкающие полосы перед глазами. При офтальмоскопии врач обращает внимание на помутнение в форме кольца, которое смещено относительно диска зрительно нерва. Довольно часто отслойка является случайной находкой, которая выявляется в процессе обследования пациента. Если некоторые участки задней гиалоидной мембраны прочно соединены с сетчаткой, то развитие тотальной отслойки стекловидного тела невозможно. При этом возникают тракции, приводящие к разрыву сетчатки и тракционной ее отслойке.

    Некоторые ученые полагают, что в норме задней гиалоидной мембраны в глазном яблоке быть не должно. Вместо нее имеются коллагеновые волокна высокой плотности.

    Значительную роль в формировании задней отслойки стекловидного тела играет изменение его структуры, уплотнение каркаса, нарушение целостности у пациентов пожилого возраста. В результате происходит перенос жидкости из полости стекловидного тела в преретинальное пространство.

    Классификация

    При этом отслойка задней гиалоидной мембраны имеет характерные особенности, так как площадь ее превышает поверхность стекловидного тела (образуются крипты и складки). Со временем эти складки разглаживаются, а сама мембрана смещается ближе к хрусталику.

    Различают четыре степени отслойки стекловидного тела:

    • Мембрану можно определить только с использованием линзы Груби.
    • ЗГМ можно определить даже без линзы, но необходимо максимально приблизиться к глазу.
    • Складчатость задней гиалоидной мембраны легко определить без использования линзы Груби.
    • В структуре задней гиалоидной мембраны отсутствуют складки, а сама она смещена к хрусталику.

    Витреоретинальные тракции часто сопровождаются отеком макулы. Обычно это возникает при неполной отслойке стекловидного тела. Чтобы уменьшить эти изменения, проводят заднюю витрэктомию и удаление задней гиалоидной мембраны.

    Типы пролиферации

    Ученые считают, что риск развития пролиферирующих сосудов зависит от целостности задней гиалоидной мембраны, то есть при появлении дефекта, пролиферация может распространиться на переднюю поверхность мембраны.

    Существует пять типов этой пролиферации:

    • Глиальная, включающая свободные клетки;
    • Глиальноваскулярная, сопровождающаяся ростом внутри ткани тонкостенных сосудов;
    • Глиальноваскулярнофиброзная, при которой в глиальной ткани происходит рост фиброзноваскулярной мембраны;
    • Фиброзноваскулярная (в основном имеетсяфиброваскулярная ткань);
    • Фиброзная, при которой определяется только гипоцеллюлярная соединительная ткань и небольшое количество сосудов.

    При развитии фиброзной пролиферации происходит уменьшение количества патологических вновь образованных сосудов и формирование отслойки сетчатки.

    Лечение и прогноз

    На прогноз заболевания неблагоприятное влияние оказывает наличие патологических сращений сетчатки с задней гиалоидной мембраной. В связи с этим было разработано большое количество методик, направленных на устранение этого контакта.

    Для этих целей использовали медикаментозные, лазерные и хирургические вмешательства. Терапевтические методики обычно способствовали более быстрому рассасыванию гемофтальмов.

    Отслойка задней гиалоидной мембраны стекловидного тела

    Очень подробно была разработана технология задней, частичной и тотальной витрэктомии, при которой одновременно удалялась задняя гиалоидная мембрана. Вместо удаленного вещества стекловидного тела вводят его заменители. Дополнительно проводят профилактическую (или лечебную лазерную коагуляцию сетчатки). Чтобы устранить локальные тракции, можно использовать лазерную или хирургическую швартотомию. Также имеется неинвазивная методика лазерной вмешательства, при котором выполняется витреотомия. В результате ускоряется рассасывание преретинальных кровоизлияний и гемофтальма, а также возникает отслойка стекловидного тела. Это позволяет избежать развития тракционной отслойки сетчатки, а также сохраняет оптические среды прозрачными.

    Перспективным направлением в лечении этой патологии является использование взаимосвязи иммунологических, нейрогуморальных, гемостатических, гормональных механизмов, процессов перекисного окисления липидов.

    Болезнь тонких базальных мембран

    Кафедра кожных и венерических болезней Московского государственного медико-стоматологического университета

    НИИ физико-химической биологии им. А.Н. Белозерского МГУ им. М.В. Ломоносова

    Институт химической физики им. Н.Н. Семёнова РАН, Москва

    Институт химической физики им. Н.Н. Семенова РАН, Москва

    Зона дермо-эпидермального контакта кожи человека в разные возрастные периоды

    Журнал: Клиническая дерматология и венерология. 2012;10(2): 18-23

    Гомберг М. А., Брагина Е. Е., Гетлинг З. М., Стовбун С. В. Зона дермо-эпидермального контакта кожи человека в разные возрастные периоды. Клиническая дерматология и венерология. 2012;10(2):18-23.
    Gomberg M A, Bragina E E, Getling Z M, Stovbun S V. The zone of dermo-epidermal contact in the skin of the patients of different age. Klinicheskaya Dermatologiya i Venerologiya. 2012;10(2):18-23. (In Russ.).

    Кафедра кожных и венерических болезней Московского государственного медико-стоматологического университета

    Зона дермо-эпидермального контакта играет важную роль в формировании защитного кожного барьера. Происходящие в процессе жизни изменения проницаемости кожного барьера играют существенную роль при возрастных изменениях кожи, однако процессы, происходящие в зоне дермо-эпидермального контакта, изучены недостаточно. Проведено электронно-микроскопическое исследование 32 биоптатов кожи практически здоровых лиц 5 возрастных категорий: от 6 мес до 7 лет, от 7 до 19 лет, от 20 до 40 лет, от 41 года до 59 лет, от 60 до 74 лет, от 75 до 89 лет. В коже детей до 7 лет выявлены признаки незрелости зоны дермо-эпидермального контакта. В возрастных группах 7-19 и 20-40 лет выявлено хорошо сформированное дермо-эпидермальное соединение. Изменения различных структур кожи начинаются после 40 лет и усиливаются с возрастом. Наиболее выраженные изменения дермо-эпидермального соединения, которые характеризуются истончением и дубликацией базальной мембраны и уменьшением количества полудесмосом, отмечаются в более позднем периоде – в пожилом (60-74 года) и старческом (75-89 лет) возрасте.

    Кафедра кожных и венерических болезней Московского государственного медико-стоматологического университета

    НИИ физико-химической биологии им. А.Н. Белозерского МГУ им. М.В. Ломоносова

    Институт химической физики им. Н.Н. Семёнова РАН, Москва

    Институт химической физики им. Н.Н. Семенова РАН, Москва

    Дермо-эпидермальный контакт кожи млекопитающих образован группой дискретных, но тесно связанных между собой элементов, это базальная пластина (basal lamina, которая включает lamina lucida и lamina densa), гемидесмосомы, с которыми ассоциированы пучки тонофиламентов и суббазальная плотная пластина, а также фиброретикулярная пластина (субэпидермальное сплетение), расположенная под базальной мембраной [1].

    Собственно базальная мембрана представляет собой тонкую (наноразмерную) пластину внеклеточного квазиполимерного матрикса. Ранее считалось, что базальная мембрана служит селективным барьером и механическим скелетным образованием, к которому прикрепляются клетки, однако в настоящее время стало понятно, что компоненты базальной мембраны являются регуляторами клеточного роста и дифференцировки, влияют на развитие ткани и репарацию [2, 3].

    В состав базальной мембраны входят ламинины, энтактин-1/нидоген-1, коллаген IV типа, гепаран сульфат, протеогликаны. Основной компонент lamina densa — коллаген IV типа, который образует решетчатую сеть и прикреплен к дерме крепящими фибриллами субламинарного плотного района дермы. В современной модели базальной мембраны предполагается, что изомеры коллагена IV и ламинина формируют массивную сеть путем самосборки. Эти сети соединены нидогеном, который также связывает некоторые другие компоненты (протеогликаны). Базальные мембраны соединены с клетками рецепторами семейства интегринов, которые связываются с ламининами и коллагеном IV [4].

    Соединение между кератиновыми промежуточными филаментами базальных кератиноцитов, крепящими фибриллами (anchoring filaments), другими макромолекулами lamina lucida, и взаимодействие между lamina densa и интерстициальными коллагеновыми фибриллами с помощью крепящих фибрилл в папиллярном дермисе формирует единую структуру, которая играет важную роль в дермо-эпидермальном соединении.

    Структура и состав базальной мембраны тканеспецифичны, они могут варьировать внутри одной ткани и во время разных периодов существования [5].

    Старение кожи является комплексным и не до конца понятным процессом. Основная масса исследований, посвященных старению кожи, касается процессов, происходящих в дерме. Относительно малый интерес к возрастным изменениям эпидермиса был вызван тем, что толщина рогового слоя со временем не меняется, и только один автор описал возрастное увеличение его толщины [6]. Отмечены также слабые нарушения барьерной функции эпидермиса in vitro и in vivo [7]. В доступной литературе мы не нашли исследований, описывающих процессы, происходящие в зоне дермо-эпидермального соединения при возрастных изменениях.

    В данной работе проведено исследование зоны дермо-эпидермального контакта у лиц разных возрастных категорий. Показано выраженное различие ультраструктуры этой зоны в разных возрастных группах.

    Материал и методы

    Проведено ультраструктурное исследование 32 биоптатов кожи, полученных с закрытых участков (живот, спина, бедро, предплечье) практически здоровых лиц 5 возрастных категорий: от 6 мес до 7 лет (3 биопсии), от 7 до 19 лет (4), от 20 до 40 лет (8), от 41 года до 59 лет (5), от 60 до 74 лет (7), от 75 до 89 лет (5).

    Образцы кожи фиксировали 4% раствором глутарового альдегида на 0,1 М какодилатном буфере (рН 7,2), промывали в том же буфере с 0,1 М сахарозой, фиксировали вторично 1% раствором OsO4, обезвоживали в серии спиртов восходящей концентрации, в оксиде пропилена и заливали в эпоксидную смолу (эпон-аралдит). Ультратонкие срезы изготавливали на ультрамикротоме LKB 8800, контрастировали уранил-ацетатом и цитратом свинца и просматривали с помощью электронного микроскопа JEM-100S.

    Результаты

    У детей в возрасте от 6 мес до 7 лет дермо-эпидермальное соединение имеет все характерные для этой структуры компоненты. Однако в этой возрастной группе в дермо-эпидермальном соединении меньше крепящих фибрилл, что указывает на менее прочную связь между эпидермисом и дермой (рис. 1, А). Рисунок 1. Мальчик, 6 мес: дермо-эпидермальное соединение. А — базальная мембрана (БП) неравномерной толщины и плотности, отделенная от плазматической мембраны эпителиоцитов (Цл) базального слоя светлой пластинкой (БлП). Гемидесмосомы (ПД), пиноцитозные пузырьки (ПП), тонофиламенты (ТФ), меланосомы (Мс). Зона субэпидермального сплетения: ретикулиновые волокна (РВ), крепящие (КрФ) и коллагеновые фибриллы (КФ; ×46 800); Б — локализация комплексов гликозаминогликанов в базальной мембране в виде мелких электронно-плотных гранул (стрелки). Обработка рутениевым красным. Базальная мембрана по толщине варьирует от 15 до 60 нм.

    Результаты электронно-цитохимического исследования, проведенного с помощью рутениевого красного, свидетельствуют о том, что на внутренней и наружной поверхностях базальной мембраны выявляются гликозаминогликаны в виде диффузного отложения мелкогранулярных масс (рис. 1, Б). Кроме того, наблюдается неравномерность в распределении полудесмосом, расположенных вдоль цитоплазматической мембраны. Полудесмосомы короткие, что, по-видимому, связано с менее развитой системой тонофиламентов в эпидермисе, так как они в нижнем отделе эпидермиса прикрепляются к полудесмосомам, обеспечивая более прочную связь эпидермиса с дермой.

    Немногочисленные пиноцитозные пузырьки у цитоплазматической мембраны базальных клеток указывают на еще несовершенный обмен веществ между эпидермисом и дермой.

    У детей старше 7 лет все структуры дермо-эпидермального соединения более развиты. Они становятся более совершенными и аналогичными таковым в коже молодых людей (20—40 лет).

    У лиц в возрасте 20—40 лет дермо-эпидермальное соединение хорошо сформировано, развиты все его структуры. Толщина базальной мембраны 30—60 нм. Большое количество полудесмосом, располагающихся через короткие промежутки, иногда они довольно длинные (рис. 2, 3). Рисунок 2. Женщина, 35 лет: дермо-эпидермальное соединение. Базальная мембрана (БМ), гемидесмосомы (ПД), светлая пластинка (ЭПП), коллагеновые (КФ), ретикулиновые (РФ), крепящие фибриллы (КрФ), пиноцитозные пузырьки (ПП). Рисунок 3. Мужчина, 27 лет: дермо-эпидермальное соединение. Базальная мембрана (БМ), тонофиламенты (ТФ), полудесмосомы (ПД), коллагеновые фибриллы (КФ), ретикулиновые, крепящие фибриллы. Значительно количество пиноцитозных пузырьков, расположенных вдоль клеточных мембран базальных эпителиоцитов (рис. 4). Рисунок 4. Женщина, 35 лет: дермо-эпидермальное соединение. Базальная мембрана (БМ), гемидесмосомы (ПД), коллагеновые (КФ), ретикулиновые (РФ), крепящие фибриллы (КрФ), пиноцитозные пузырьки (ПП). Развиты крепящие фибриллы в фиброретикулярной пластинке, ретикулиновые и коллагеновые фибриллы. Видна связь базальной мембраны с окситалановыми волокнами (рис. 5). Рисунок 5. Мужчина, 23 года: связь базальной мембраны (БМ) с окситалановым волокном (×34 760). МФ — пучок микрофиламентов, КФ — коллагеновые фибриллы.

    Изменения разных структур кожи начинаются после 40 лет и с возрастом усиливаются. Наиболее выраженные изменения дермо-эпидермального соединения отмечаются в более позднем периоде — в пожилом (60—74 года) и старческом (75—89 лет) возрасте.

    Базальная мембрана эпидермиса в пожилом возрасте образует дубликатуру, а иногда многослойность, что, по-видимому, носит компенсаторный характер, обусловленный уплощением эпидермальных выростов (рис. 6, 7). Рисунок 6. Женщина, 81 год: многослойность базальной мембраны (БМ), расширение светлой пластинки (ЭПП). ПД — гемидесмосома, КрФ — крепящие фибриллы. Рисунок 7. Женщина, 84 года: уплощение эпидермальных выростов эпидермиса. Базальная мембрана (БМ) истончена, светлая пластинка расширена (ЭПП). Гемидесмосомы (ПД) короткие. У каждого слоя базальной мембраны в таких случаях выявляются немногочисленные фибриллы фиброретикулярной пластинки (ретикулиновые и крепящие фибриллы).

    Светлая пластинка дермо-эпидермального соединения, как правило, расширена. Уменьшено количество полудесмосом, имеющих вид коротких образований, расположенных на значительном расстоянии друг от друга (см. рис. 7).

    В старческом возрасте обращает на себя внимание истончение базальной мембраны и ее многослойность.

    Снижено содержание пиноцитозных пузырьков вдоль цитоплазматической мембраны базальных эпителиоцитов, еще больше расширена светлая пластинка, что может быть вызвано уменьшением количества крепящих фибрилл в фиброретикулярной пластинке, которое в свою очередь может привести к отделению эпидермиса от базальной мембраны.

    Обсуждение

    Кожа является самым большим по площади органом человеческого тела и играет роль барьера против инвазии микроорганизмов, механических повреждений и потери воды [8].

    Физиологические возрастные изменения кожи приводят к развитию некоторых патологических процессов, таких как увеличение проницаемости к ряду веществ, чувствительности к контактным воздействиям, и часто — к выраженному ксерозу. Нарушение барьерной функции кожи с возрастом и увеличение проницаемости показано на животной модели [9]. Потеря воды через кожу при старении увеличивается с возрастом, являясь основной причиной возрастной дегидратации кожи [10].

    В последние годы основное внимание было сфокусировано на функциональной аномалии дермы при физиологических возрастных изменениях и фотостарении. В научной литературе [11] обсуждается ряд механизмов старения — клеточная теория (теломерная), роль мутаций митохондриальной ДНК, изменение гормонального фона. Предполагается, что накопление активных кислородных радикалов и индукция металлопротеиназ межклеточного матрикса может играть главную роль в старении кожи [12]. В то же время хорошо известно, что механизмы фотостарения полимеров и биополимеров даже при максимально обнаруженной длине цепи окислительной деструкции — 10 3 —10 4 (звеньев), инициированной ближним ультрафиолетовым светом [13], лимитируются толщиной слоя, в котором происходит поглощение света. При этом для кожи экспериментально измеренный коэффициент экстинкции таков, что толщина этого слоя имеет величину не более 200 мкм [14]. Конечно, в случае сверхвысокой интенсивности ультрафиолетового света возможны и другие, более эффективные механизмы фотодеградации полимерной матрицы. Однако для естественного освещения такие ситуации практически исключены.

    Следует также отметить, что наличие жидкой фазы межклеточного пространства способствует рекомбинации радикалов [13] и поэтому только уменьшит величину слоя, где происходит эффективное фотостарение биополимеров и других органических элементов эпидермиса. Таким образом, приведенные рассуждения свидетельствуют о незначительной роли механизмов прямой фотоокислительной деструкции в процессах деградации базальной мембраны, которая лежит существенно глубже слоя, подверженного фотодеградации.

    Результаты данной работы свидетельствуют о том, что с возрастом нарушается обмен веществ между эпидермисом и дермой, и это приводит к нарушению барьерно-защитных свойств кожи и ее старению. Действительно, структурно-морфологические изменения дермо-эпидермального слоя в исследованном диапазоне возрастов непосредственно указывают на появление новых функциональных элементов и существенную деградацию старых.

    При этом морфология и топология этих новых элементов позволяют рассматривать их появление как несовершенную попытку организма восстановить непрерывность базальной мембраны как путем формирования множества «заплат», так и ее укрепления перпендикулярно расположенными ретикулиновыми и крепящими филаментами, что, по-видимому, необходимо при возрастной потере эластичности мембраны.

    Ранее была показана роль микробиологического фактора в разрушении базальной мембраны при простатите [15]. Поскольку кожный покров человека также подвержен высоким микробиологическим нагрузкам, обнаруженное возрастное разрушение базальной мембраны эпидермиса также может быть результатом деятельности микроорганизмов, а точнее, согласно принципу Ле-Шателье, является компенсаторной реакцией организма на внешний фактор, и вероятнее всего этот фактор имеет микробиологическую природу. Последнее утверждение хорошо согласуется с экспериментально выявленными морфологией и топологией новых элементов и деградирующих старых. Конечно, при этом остается открытым вопрос о механизмах инициирования возрастной деградации, которые были перечислены выше.

    Можно предположить, что микробиологическое старение в условиях крайне агрессивной экологии, обусловленной микроорганизмами, может являться одной из основных причин возрастных изменений не только внутренних органов (простаты), но и деградации кожи и ее дермо-эпидермального слоя, а возможно, и всего организма.

    Этот процесс способен реализоваться как во внутренних органах, железах, так и в коже, — везде, где существуют постоянная микробиологическая нагрузка и естественный барьер между микроорганизмами и подлежащими тканями в виде сплошной базальной мембраны. Далее он естественно сопровождается патологическими изменениями в органах и тканях.

    Иммунокомпетентные клетки способны проникать сквозь несостоятельную базальную мембрану и реагировать на микробиологически измененный молекулярный дизайн организменного пространства, как на антигены, что может служить триггером для развития аутоиммунных реакций.

    Читайте также:
    Ком в горле долгое время - причины и лечение симптома
Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: